Мудрецы учат, что делая что-то, надо думать о последствиях, дабы не попасть в запутанную ситуацию, из которой выхода нет:

         “Умирает охотник и оказывается на небесах. А там Б-г в наказание за кровь невинно убиенных животных превращает его самого в зайца и отправляет обратно на землю. Через некоторое время заяц попадает в капкан, а ещё через некоторое время туда приходит охотник, который его поставил.

Заяц охотнику:

— Отпусти меня, может быть, ты мне не поверишь, но я сам в своей прошлой жизни был охотником!

— Тем хуже для тебя, дружок: я в своей прошлой жизни был зайцем!”

      На этой неделе мы изучаем главу “Пинхас”, названную именем человека, совершившего подвиг во имя Всевышнего; героический поступок, не понятый его современниками. Увы, так бывает, что люди, имеющие недостаточно информации о каком-то предмете, не вникшие в его природу или судящие о нём поверхностно, делают в корне неверные выводы. Не говоря уже про случаи, когда одно и то же явление получает диаметральные оценки. Как в шутливой истории про американского президента и главу Церкви:

“Встречаются Клинтон и Папа Римский. Долго совещаются, наконец, выходит довольный Билл. Его тут же его окружают журналисты:

– Господин Президент, как прошла встреча?

– О, Папа Римский – клевый мэн! Встреча прошла при полном понимании! Мы с ним сошлись во мнении процентов на 80% всего обсуждения!

Выходит Папа. Журналисты к нему:

– Ваше Святейшество, как прошла встреча?

– Ужасно! Полное непонимание!!!

– Ну как же!? Ведь Клинтон сказал, что вы с ним сошлись во мнении, примерно, восьмидесяти процентов обсуждаемых вопросов!

– Да, но ведь мы обсуждали 10 Заповедей Господних!!!

    ***

    Если в предыдущей главе «Балак» Моавитянскому правителю приходит понимание, что с еврейским народом, опекаемым Всевышним, можно бороться лишь одним способом – совратить его, сбить с пути истинного, то в главе “Пинхас” за эту задачу возьмутся моавитянские женщины, и то, что не оказалось по плечу мужчинам – разбить евреев в ратном сражении – может завершиться полным успехом для их жен и сестер: «И жил Исраэйль в Шиттиме, и начал народ блудодействовать с дочерьми Моава, И приглашали они народ к жертвам божеств своих; и ел народ, и поклонялся божествам их. И прилепился Исраэйль к Баал-Пеору. И возгорелся гнев Господень на Исраэйля. И Господь сказал Моше: возьми всех начальников народа и повесь их Господу пред солнцем, и отвратится ярость гнева Господня от Исраэйля». Бемидбар, 24:25; 1-4.

После чего Моше, выполняя волю Всевышнего, велит судьям кочующего стана уничтожить «людей своих, прилепившихся к Баал-пеору», то есть наказание Ашема за физический и духовный разврат постигает тысячи совратившихся.

Число познавших Египетское рабство в еврейском стане уменьшается. Количество грешников на этот раз было столь велико, что сама цель достижения Земли Обетованной оказалась под угрозой: в живых могло остаться слишком мало людей, способных начать новую жизнь на дарованных Ашемом цветущих землях. И тут нам встречается имя человека, прекратившего своим подвигом Кару Небес.

В один из дней, когда сошедшие с праведного пути евреи предавались разврату с мидьянитянками и их гнусными божками, внезапно наступил момент истины: “И вот некто из сынов Израиля привел и подвел к братьям своим мидьянитянку перед глазами Моше и перед глазами сынов Израиля…”. Другими словами,   один из самых ярых грешников дошел до такой низости, что вызывающе прилюдно, не стыдясь,  провел к своему шатру через толпу соплеменников чужеземную развратницу и, вызывающе ухмыляясь, задернул за собой полог. Конечно, евреи, пусть и  развратничавшие напропалую, были не только смущены таким поступком, но и по-настоящему растеряны: ведь до сих пор никто из них даже не помышлял поселить женщину из чужого народа в своем шатре. Этот «некто» был Зимри, князь колена Шимона, не рядовой, а хорошо известный член еврейской общины. И это еще более угнетающе подействовало на свидетелей такого кощунства. Тем не менее, все промолчали. И лишь один – один из многих! – сумел преодолеть собственное равнодушие: “И увидел это Пинхас, сын Элазара, сына Аарона священника, и встал он из среды общины, и взял копье в руку свою. И вошел вслед за израильтянином в нишу, и пронзил обоих их…».

Мидраш повествует, как это происходило: «Пинхас, войдя в шатер Зимри, поразил копьем обоих грешников: Зимри, князя Израиля, и мидьянитянку Казби. Всевышний проявил для него Свои чудеса: вход в шатер приподнялся, и он вышел и вынес проткнутых копьем развратников, не сгибаясь; тела держались на копье; копье не сломалось; железный наконечник копья удлинился и пронзил их обоих так, что всем было видно, чем они были заняты; кровь не стекала на него».

Столь радикальный поступок был воспринят исраэльтянами неоднозначно. Некоторые решительно выступили против него, причем, не простые члены общины, а наиболее мудрые и просвещенные. Их возмутило, почему Пинхас взял на себя такую ответственность: самолично, без решения судей еврейских колен, вынести приговор грешнику и привести его в жизнь. Что за непростительная дерзость!

Раби Йеуда бен Пази утверждает, что и мудрецы того поколения были недовольны поступком Пинхаса: «Хотели они исторгнуть Пинхаса из общества, – сказал он,  но Всевышний провозгласил: «Пинхас, сын Элазара, сына Аарона священника, отвратил гнев Мой от сынов Израиля, вступившись за Меня среди них, и не истребил Я сынов Израиля в ревности Моей. Посему скажи: вот, даю Я ему Мой завет мира; И будет он ему и потомству его после него  заветом священства вечного, за то, что он вступился за Бога своего и искупил сынов Исраэйля» (Бемидбар, 26; 11-13).

Точки над происшедшем расставил Всевышний: «Те из колена Шимона, кто хотел напасть на Пинхаса и убить его, упали замертво». Остальные с облегчением вздохнули: наконец, прекратился очистительный мор, унесший десятки тысяч жизней грешников. А наш герой, мужественный и неравнодушный Пинхас, сын Эльазара и внук Аарона, единственный из Поколения пустыни оскорбившийся за Всевышнего, был удостоен Ашемом высочайшей чести: права на вечное коэнство, дарованное ему и его потомкам. Из этого эпизода, нашедшего себе место на страницах Торы, все последующие поколения евреев делают важный урок: чувствуешь, что ты прав и защищаешь Богоугодное дело – действуй решительно и без промедления!

Служение Всевышнему помогает нам сберечь себя и своих близких и не забывать, что двери общины всегда открыты.