Виталий Бронштейн 

     Так получилось, что, бросив вызов человечеству, главный удар нацисты направили против моего народа. Они присвоили себе право решать, кому жить, а кому – нет.

     Но прежде провели разведку: как отреагирует мир на уничтожение больных и слабых – людей с умственными или психическими недостатками. Немецкие генетики изобрели «гениальную» формулу: «Жизнь, не стоящая жизни, должна быть прекращена»!

     В 1940-ом погибли первые тысячи душевнобольных и калек. И мир промолчал! Были, значит, дела поважнее: шло очередное первенство по футболу. А на очереди уже были другие категории несчастных. И снова – молчание, молчание, молчание… А как же: проходила международная парусная регата.

     Для нашего небольшого народа 6 миллионов погибших – это цифра, которая не укладывается в сознании. Наше тело имеет рану, которая уже семь десятилетий не может зажить, а может быть, не заживет никогда. Ведь мы потеряли часть себя, немалую часть…

     Вот почему после войны эти шесть миллионов отовсюду гонимых и никому при жизни не нужных мучеников, сгоревших в Катастрофе, решением Кнессета получили посмертно израильское гражданство.

     Так что, сегодня израильтян целых пятнадцать миллионов. Правда, свыше шести из них уже нашли свое место на Небесах. И нам, оставшимся, не надо напоминать, что мы живем и за себя, и за них. И не хотим, чтобы подобное повторилось ни с нами, ни с каким-либо другим народом. Гарантом тому – наша память.

     Такая страна и такой народ. Недаром древними сказано: «Ничто на свете не бывает таким целостным, как разбитое сердце». Мне кажется, это про нас.

  А парадокс в том, что чем дальше от нас эта вселенская трагедия, тем больше непонятных вещей смущают сознание ее исследователей.

          Пришло время странных подсчетов. Неутомимый преследователь уцелевших палачей Симон Визенталь лет двадцать назад, после осуждения очередного нацистского преступника, взял калькулятор и разделил несколько цифр. И получилось, что гуманный европейский суд определил в наказание преступнику – по полторы минуты тюремного заключения за каждого загубленного им человека…

          Вообще, фашизм – это весьма емкая человеконенавистническая система. Мне не забыть шок от прочтения документа о том, что нацистское руководство специально собиралось более десяти раз с целью выбора газа для умерщвления несчастных, так сказать, проводило своеобразный тендер. Требования к газу: чтоб был бесцветен, без запаха, убивал быстро и без мучений. Мол, долг наш, конечно, очищать мир от всяких недочеловеков, но мы же – цивилизованные люди, европейцы, зачем причинять лишнюю боль этим насекомым!

         Так появился и сразу попал в мировую историю газ Циклон-Б.

 Я не хочу, чтобы появлялись губительные газы других серий. Хотя есть страны, где начинают прославлять нацистских убийц и пособников. И пусть их наследникам снятся радостные Циклоны – в ответ они обязательно пожнут смертоносные бури. Так было. Так есть. И так будет.