Трагедия Берты Рейнгбальд

Имя этой пианистки и педагога в 30-е годы прошлого столетия было известно всей огромной стране – СССР. Все центральные газеты писали о ней и помещали её портреты. Она воспитала целую плеяду молодых пианистов, чьё творчество было известно далеко за пределами страны Советов. Начиная с середины 40-х и вплоть до 80-х гг. о ней не писали. Только один из её учеников великий Эмиль Гилельс писал и говорил о ней постоянно: «Это мой единственный учитель!».

В последние годы имя и деятельность Берты Михайловны Рейнгбальд постепенно поднимается из забвения.

Она родилась в 1897 г.( по другим сведениям в 1899г.) в городе Одесса в семье известного архитектора, автора многих интереснейших зданий в городе. С детства ей прочили карьеру архитектора, но она выбрала музыку, хотя у нее был интерес к математике, живописи, архитектуре. Её семья была очень культурная и интеллигентная. Она была очень образованным человеком. Берта Рейнгбальд в 1914 г. окончила гимназию с золотой медалью. А в 1919 г окончила Одесскую консерваторию также с золотой медалью по классу Б. И. Дронсейко-Миронович, но, как она сама говорила, её основным педагогом была Э. А. Чернецкая-Гешелина, с которой она занималась частным образом. Сама Чернецкая-Гешелина была ученицей выдающегося русского пианиста и дирижёра, директора Московской консерватории В. И. Сафонова. Таким образом, Рейнгбальд как бы «педагогическая внучка» Сафонова. Она сформировалась как музыкант и пианистка в высокопрофессиональной музыкальной среде. Тогда Одесса блистала талантами, это был один из культурнейших городов России, его называли «Маленький Париж».

Рейнгбальд вспоминала: «Мне кажется, в Одессе обучались музыке почти все… Будучи учащейся консерватории, я дружила со многими высокоодарёнными студентами. Тогда же я приобрела педагогический опыт, так как ко мне… обращались за помощью, а многие и занимались со мной – композиторы Б. Шехтер, Зара Левина и др.». Большое влияние оказали на Рейнгбальд дирижёр И.В.Прибик, скрипач Наум Блиндер и ,главным образом, великий педагог и скрипач, профессор П. С. Столярский. Она была артистической натурой, но на эстраде выступала очень редко. Её призванием была педагогика. С 1921 г. она преподавала в Одесской консерватории, в 1933 г. стала её профессором, а в 1938 г. возглавила кафедру специального фортепиано. Её педагогический дар был несомненен. В основе её работы был положен принцип: не обучай, не изучив своего питомца и не поняв его. Она сама писала: «Рано я осознала, что не нужно «тянуть» учеников к моему пониманию, а следует глубоко изучить их возможности, особенности, их личность, перспективы… Некоторое время я не учила ученика, а изучала его…

Настоящий педагог приспосабливается к данным каждого ученика и раскрывает его индивидуальность». У Рейнгбальд было огромное педагогическое терпение, выдержка. Она умела выжидать и не торопить события. Как писал позже Э. Гилельс: «Рейнгбальд была не только превосходным учителем музыки, но и воспитателем…, и это сочетание – главное в её деятельности». За годы работы в Одесской консерватории она воспитала много замечательных пианистов. Среди её учеников были выдающиеся музыканты. Это, конечно, Эмиль Гилельс, сестры Татьяна и Ида Гольдфарб, Мария Гринберг , Берта Маранц, и ныне здравствующие Лидия Фихтенгольц и Людмила Сосина .Все они были украшением советской школы пианизма ,лауреатами всесоюзных и различных международных конкурсов.

Гилельс пришёл в класс Рейнгбальд в 13 лет, и она упорно вела его к пониманию глубины музыки, развивала его мышление, «воспитывала привычку играть при публике». Рейнгбальд писала: «Эстрада правдива, поэтому и жестока. Она открывает талант, но и беспощадно отражает бесталантность. Самая сложная психологическая задача: воспитать правильное этическое отношение к эстраде». Есть интереснейший отклик на игру Гилельса, когда он занимался у Рейнгбальд , Якова Зака, будущего профессора Московской консерватории, соученика Гилельса по Одесской консерватории:

«Уже тогда Гилельс поражал нас своей игрой. Я помню, как он играл Моцарта, Шуберта, этюды Шопена. Впечатление от его игры было очень сильное. Это было что-то непостижимое. Конечно… в этом сказалась большая заслуга его педагога Рейнгбальд. Она в развитии Гилельса сыграла громадную роль». В мае 1933 г. шестнадцатилетний Гилельс принял участие в Первом всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей и одержал там блестящую победу. И никому не известный юноша и его педагог стали в одночасье известны всей стране. После конкурса Гилельс стал широко выступать с концертами, Берта Михайловна стала разъезжать с ним по городам, следила за его репертуаром, «но вместо того, чтобы спокойно продолжать обучение, я стала вести борьбу с бесконечными вызовами на концерты».

Берта Рейнгбальд, как педагог, стала известна всей стране, её наградили в 1937г. орденом Трудового Красного Знамени, а в 1935 г. она получила в подарок от правительства Украины роскошный рояль «Бехштейн» в связи с победой её ученика Гилельса на всесоюзном конкурсе. Она проводила большую методическую работу, помогала Николаевскому и Херсонскому музыкальным училищам, участвовала в организации Молдавской консерватории в г.Кишинёве. Рейнгбальд была депутатом Одесского горсовета трёх созывов, а в 1939 г. стала депутатом облсовета. Она была в течении пяти лет председателем исполнительной секции Одесского отделения Союза композиторов СССР. Она не порывала связи со своими учениками, следила за их успехами. И позже, когда Гилельс учился в аспирантуре Московской консерватории у знаменитого профессора Г. Г. Нейгауза, он часто приезжал в Одессу и советовался с Рейнгбальд. Дружба и творческий союз с ней продолжался долгие годы. Она всю свою жизнь посвятила музыке и своим ученикам, а её личная жизнь не удалась. Она была замужем за врачом, у неё родился сын Алик (Алексей), но вскоре она рассталась со своим мужем. У неё были три сестры – Софья, Генриетта и Антония. Все они были педагогами музыки. В феврале 1941г. широко отмечался двадцатилетний юбилей педагогической деятельности Рейнгбальд. В годы Великой Отечественной войны она с сыном (он с детства обучался игре на виолончели) жили в эвакуации в Ташкенте, где она работала в находившейся там же Ленинградской консерватории. По просьбе кафедры специального фортепиано консерватории Рейнгбальд сделала доклад «Как я обучала Эмиля Гилельса». Он гораздо позже был издан в сборнике «Выдающиеся музыканты-педагоги о фортепианном искусстве» («Музыка», М.-Л., 1966 г.). Этот замечательный труд, к сожалению, недооценённый до настоящего времени. В статье о каждом из своих учеников: Миле Гилельсе, Берте Маранц, Тане и Иде Гольдфарб и др. – она пишет с большой любовью, тонко разбирая их возможности и описывая свою работу с каждым из них.

В Ташкенте её наперебой приглашали работать после войны Киевская и Ленинградская консерватории, но она рвалась в освобождённую Одессу. Вернувшись в 1944 г. в родной город с сыном, Рейнгбальд столкнулась со страшной бюрократией и даже враждебностью. Её квартира в центре города, где она родилась и прожила около 44 лет, была занята работником НКВД и ей отказывали предоставить жилплощадь. Консерватория и её ректор композитор К. Данькевич также были настроены враждебно. Рейнгбальд дали для временного проживания угол в консерваторском коридоре, где стояла её кровать, а её рояль марки «Бехштейн» забрал себе ректор Консерватории и отказывался его вернуть. Конечно, это было начало антисемитской компании, которая позже охватила весь город и страну.

Рейнгбальд не давали жилплощади и прописки, и, следовательно, отказывались трудоустроить. Отчаяние охватило её, никто не протянул ей руку помощи, её здоровье было подорвано после недавно перенесённого сыпного тифа. Всё это привело к трагическому финалу: она выбросилась с лестничной клетки четвёртого этажа дома, где помещалось горжилуправление. Так оборвалась жизнь замечательного педагога, воспитавшего великих музыкантов международного класса, и, главное, давшая «путёвку» на концертную эстраду великому Гилельсу.

Самоубийство Рейнгбальд было воспринято руководством Одессы чуть ли не как антисоветский выпад. Ученики Рейнгбальд не были восстановлены на работе в Консерватории, где они трудились ещё до войны. А памятник на могиле своего Учителя установил по своему эскизу самый любимый её ученик Эмиль Гилельс с надписью: «Дорогому учителю-другу».

Все понимали объём трагедии, и многие московские музыканты помогли сыну Рейнгбальд, Алексею Рубинштейну. Профессор Е. Ф. Гнесина настояла на переезде мальчика в Москву, и он стал учиться в музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных, а известный педагог-виолончелист Семён Козолупов стал его учителем. После окончания института, сын Рейнгбальд играл в оркестре кинематографии, а затем в джазе Эдди Рознера. Позже он эмигрировал в США, поселился в Лос-Анжелесе, успешно работал там на радио и в Голливуде музыкантом. К сожалению, он недавно скончался. Перед отъездом в США он передал Э. Гилельсу оставшийся архив своей матери, который хранится в его семье и поныне.

О своём учителе вспоминает Людмила Сосина, закончившая Одесскую консерваторию по классу Рейнгбальд в 1939 г., поэже профессор Московской консерватории и Академии имени Маймонида. «Я попала к Рейнгбальд в Одесскую консерваторию прямо из семилетки. Мне посоветовал учиться у неё Миля Гилельс. Берта Михайловна – большой музыкант, талантливый педагог. Она сделала из меня музыканта, я ей всем обязана.Её метод обучения отличался тем, что она ничего ученикам не играла , так как не хотела , чтобы мы копировали её игру .Она рассказывала, объясняла , вдохновляла и заражала учеников. Она нас всех очень любила , а Гилельса просто обожала, и следила за нашими успехами В последнем письме ко мне из Ташкента, она писала, что её приглашают работать в Киев, а я ей ответила, что не представляю Одесскую консерваторию без профессоров Столярского и Рейнгбальд. И какой ужасный конец её жизни».

Осенью 1974 г. исполнилось 30 лет со дня гибели Берты Рейнгбальд, и Гилельс приехал в Одессу дать концерт памяти своего Учителя и хотел, чтобы это было отражено на афише. Руководство города отказалось это сделать. Дело дошло до обкома партии, который категорически был против упоминания имени Рейнгбальд. Тогда Гилельс заявил, что концерта не будет. В обкоме поняли, что будет скандал и отступили. Концерт состоялся, на афише было написано: «В память профессора Б. М. Рейнгбальд». Гилельс вышел на сцену с чёрной траурной повязкой и играл любимые произведения своего учителя. Но в местной прессе не было ни одной рецензии: не было велено!

Гилельс говорил: «Слово учитель – высокое слово. Таких учителей-музыкантов, которые шли бы на самопожертвование в истории педагогики единицы. Я учился у трёх педагогов. Один из них был истинным учителем: этим Учителем с большой буквы была Берта Михайловна». Великий Гилельс был верен своему Учителю всю свою жизнь. К сожалению, труды Б.Рейнгбальд до сих пор не собраны и не изданы, а они и сейчас представляют большую ценность.

***

Особая благодарность внуку Э.Гилельса – Кириллу за предоставленную возможность ознакомиться с архивом Б.Рейнгбальд 

 

 Яков Коваленский