Центральной темой главы «Ваэра», которую мы изучаем на этой неделе, является действо планетарного масштаба под условным названием: «Отпусти народ Мой!». Наши предки стремятся к свободе. Все идет по плану, намеченному Всевышним: братья Моше и Аарон настойчивы и бесстрашны, фараон до сумасшествия упрям, благодаря чему египтяне имеют «удовольствие» вначале созерцать чудеса, а после – и испытывать их на собственной шкуре.

Подход евреев к такому отрицательному качеству, как упрямство, двойственен: есть упрямство безмозглых животных, и есть упрямство (не путать со стойкостью в убеждениях!) не менее безмозглых людей, по поводу чего существует немало притч и сказаний. Приведу восточный вариант, описывающий богача, спешащего на осле по каким-то делам, и бедного слугу-водоноса, который на своем горбу носит в специальных баклажках  по домам воду, чтобы получить пару жалких монет.

Богач спешит, но осел упрямится, стоя на месте и не желая везти своего хозяина. Тот кричит бедному животному: «Едь!», бьет его, но все без толку. И тогда сметливый бедняк обращается к расстроенному господину с предложением, от которого нельзя отказаться: – Вы все равно никуда не поедете на этом упрямце, только опоздаете, да еще и все нервы вымотаете. А если б отдали его мне и пошли пешком, чем так мучиться, то, клянусь всем дорогим, я бы до конца своих дней снабжал вас чистейшей родниковой водой! Решайтесь – и вы не пожалеете!

В общем, отдает богач своего осла, а сам думает: животное это все равно бесполезно и бедняк никогда не заставит его подчиняться, но это уже не мои, а его проблемы, зато буду я хоть водой обеспечен…

Проходит время, водонос держит слово, а бывший владелец осла буквально не в себе: как же тому удалось заставить животное подчиняться?

А ключ к этой притче довольно прост: общеизвестно, что упрямство и глупость идут рядом, вот и решил водонос для преодоления первого, воспользоваться вторым – глупостью осла. Он понял, что если говорить: «Иди» или «Вези» – упрямая скотина с удовольствием останется на месте, лишь бы поступить по-своему. Тогда он стал громко командовать: «Стоять!» – и осел тут же пошел в нужном направлении. С тех пор, если надо повернуть налево – водонос тянет уздечку вправо, если вправо – ну, дальше понятно.

То есть, любое упрямство (что людей, что животных!) – это твердость глупца, который делает все по-своему, но в итоге сам становится жертвой своей натуры.

Конечно, упрямство фараона, не желающего выпускать евреев из рабства, имеет определенные основания. Во-первых, не хочется лишаться дармовой рабочей силы, во-вторых, пресыщенный фокусами, которыми тешили благодарную публику искусные египетские чародеи и кудесники, этот безбожник просто не верил всяким чудесам, считая их волшебными трюками. Ведь чтобы поверить в чудо, надо поверить во Всесильного – подлинного Творца любых чудес.

Любавический Ребе разделял чудеса на мнимые и действительные, и приводил в подтверждение этого следующий рассказ о дочерях р. Нахмана из трактата «Гитин» (45а):

«Две эти дочки были известны тем, что они могли голыми руками перемешивать горячее варево. Все думали, что они – великие праведницы и поэтому огонь не властен над ними. Но всякому обману рано или поздно приходит конец. Случилось так, что эти женщины попали в плен. Вместе с ними был пленен и ученый по имени рав Илиш. В то время были часты похищения людей с целью получения выкупа. Однажды рав Илиш сидел рядом с другим пленником, который понимал язык птиц. Вдруг прилетела ворона и возбужденно закаркала. Товарищ рав Илиша «перевел», что ворона кричит: «Илиш, убегай!» «Ворона – лгунья, – ответил рав Илиш, – я на нее не положусь». Но вскоре прилетел голубь и стал кричать то же самое, разумеется, на своем, птичьем языке. «Еврейский народ уподоблен голубке, – подумал рав Илиш, – наверное, удача будет сопутствовать мне при побеге». Но прежде чем бежать, он решил проведать дочерей р. Нахмана. Если они остались верными своим мужьям, то пусть и они бегут вместе с ним. Рав Илиш незаметно подкрался к помещению, в котором находились пленницы, и подслушал, о чем они говорят между собой. Он был поражен, когда услышал, как одна говорит другой: «У нас здесь мужья, и в Нагардее остались мужья. Давай скажем пленителям нашим, чтобы они отвезли нас подальше, чтобы те мужья не узнали и не пришли нас освобождать». Рав Илиш бежал один. Позже, когда их все-таки выкупили, уже все знали, что никакие они не праведницы, а горячее варево перемешивали с помощью колдовских чар».

Талмуд учит различать чудеса, колдовство и фокусы. Как в древней истории, когда: «Рав рассказал р. Хие, как на его глазах один арабский торговец взял меч и разрезал верблюда на части. Затем он позвонил в колокольчик – и верблюд встал на ноги. Р. Хия спросил рассказчика: «Когда верблюд ожил, на том месте осталась ли кровь или остатки содержимого кишок? Нет ведь! Значит, это был просто обман зрения».

Видя или слыша нечто необычное, не стоит поддаваться первому позыву – немедленно признавать это чем-то исключительным, затмевающим все наши былые представления о жизни. Обманы бывают разные: слуха, зрения и даже обоняния. Это надо понимать, знать и помнить. И тогда многое из того, что склонно показаться чудом, будет в наших глазах развенчано, зато некоторые вещи, которым мы не уделяем должного внимания, на деле могут оказаться истинными чудесами.

Смотрите, как в начале главы «Ваэра» Всевышний объясняет Моше мотивы Своего решения помочь евреям: «Я услышал также стенание сынов Исраэйлевых, которых Египтяне порабощают, и вспомнил завет Мой, Потому скажи сынам Исраэйлевым: Я, Господь, и выведу вас из-под ига Египтян, и избавлю вас от служения им, и спасу вас мышцею простертою и казнями великими». Ваэра, 5 – 6.

Интересно, что величие Ашема не затмевает сознание Моше, который находит в себе силы озвучить собственные сомнения: «Вот сыны Израйлевы  не слушают меня, как же послушает меня Паро? А я тяжел устами» Ваэра, 12. Каждому понятно, какого нервного напряжения требует несогласие с таким Собеседником, но здесь проявляется удивительное качество нашего учителя – абсолютная честность, даже направленная в ущерб собственным интересам.

А ведь большинство склонно теряться в беседе со своим боссом и часто не находит в себе силы перечить и переубедить начальника, даже если он заведомо неправ. Трудно представить себе, сколько ошибок и бед приносит нам в быту такая бесхребетность.

Это непростая тема, почему для многих их руководитель, лицо лишь на какую-то ступеньку в служебной иерархии превосходящее, является в большинстве случаев непререкаемой инстанцией. Ведь неумение вовремя сказать «нет» (когда это сделать буквально необходимо!) привело массу людей к плачевному финалу.

Такое поведение – свидетельство бытового неверия, когда страх перед наказанием или материальными потерями  сейчас, представляется большим злом, чем неотвратимый ответ после – на Суде небесном…

Понимание этого и готовность поступать по правде, если даже это и чревато для нас осложнениями, поможет нам сберечь себя и своих близких и не забывать, что двери общины всегда открыты.