Лайел Лейбовиц. 

Перевод с английского Давида Гарта 16 августа 2019

Ильхан Омар и Рашиба Тлаид, 2019

Решение Израиля не допускать визита Рашиды Тлаиб и Ильхан Омар, возможно, не назовешь мудрым, но все эти разговоры о нарушении демократических норм — чушь собачья.

В своей заметке, посвященной решению Израиля запретить въезд в страну членам конгресса США Рашиде Тлаиб и Ильхан Омар, иерусалимский корреспондент «Нью‑Йорк Таймс» Изабель Кершнер написала, что давление Дональда Трампа на Биньямина Нетаньяху в этом отношении было преступлением против американской демократии. Тем самым Кершнер выразила мнение, распространенное в Демократической партии США и в СМИ.

«Решение господина Трампа настоятельно рекомендовать другому государству запретить въезд двум гражданкам США, к тому же членам конгресса, стало одним из самых явных нарушений демократических норм, совершенных им с момента вступления в должность в январе 2017 года», — написала Изабель Кершнер.

Но погодите.

Можно убедительно доказывать, что запрещать визит Тлаиб и Омар было не очень хорошей идеей. Можно указать на то, что Нетаньяху успел поменять свое мнение на прямо противоположное — изначально он был склонен впустить обеих депутаток конгресса, — и это в лучшем случае дешевый трюк в предвыборной кампании, а в худшем — признак политической слабости. Еще можно возносить хвалу двухпартийности или открытому обществу со всеми его достоинствами либо превозносить способность диалога трогать сердца и умы. Но называть этот запрет невиданным‑неслыханным нарушением демократических норм, причем в новостной заметке, а не в аналитической статье или колонке, — это просто глупость.


Позвольте мне вспомнить несколько аналогичных случаев.

В 2005 году Нарендра Моди, нынешний премьер‑министр Индии, готовился посетить Нью‑Йорк и выступить на митинге американцев индийского происхождения в Мэдисон‑Сквер‑Гарден. Но его визит в Нью‑Йорк не состоялся. Ссылаясь на закон 1998 года, запрещающий давать въездную визу иностранным лидерам, ответственным за «серьезные нарушения религиозных свобод», госдепартамент настаивал на том, что Моди нельзя впускать в США, поскольку за несколько лет до того он не смог остановить погромы мусульман в Гуджарате, где был главным министром. Администрация Обамы долгое время сохраняла этот запрет в силе, хотя Моди оказался единственным человеком, в отношении которого был применен закон 1998 года.

Аналогичным образом и Великобритания запретила въезд целому ряду лиц, чья позиция или действия представлялись ей неприемлемыми. Например, в 1950‑х во въезде было отказано Менахему Бегину на тех основаниях, что израильский парламентарий — и будущий премьер‑министр — некогда участвовал в нападениях на вооруженные силы Ее Величества, еще в догосударственные времена будучи лидером военизированной организации «Иргун». Позднее другому израильскому политику — Моше Фейглину — было рекомендовано не приезжать в Лондон. Фейглин, гласило письмо британского пограничного и иммиграционного управления, «собирался провоцировать других на серьезные правонарушения и возбуждать ненависть, способную привести к межобщинному насилию в Великобритании». Голландский правый парламентарий Геерт Вилдерс получил похожее письмо от министерства внутренних дел; в нем сообщалось, что его взгляды «угрожают общественной гармонии и безопасности».

Может быть, вы удивитесь, узнав, что ни один из этих случаев не был назван серьезным ударом по политическому устройству или предательством ключевых ценностей западной демократии. Напротив, они были поняты в контексте. Демократии осуществляли свое право на самозащиту и стремились держать на расстоянии тех, кто, по их мнению, представлял для них опасность. Американское законодательство, к примеру, подробно перечисляет различные категории лиц, которым запрещается въезд в США. В их числе люди, больные заразными заболеваниями, осужденные за определенные преступления, а также, прошу внимания, те, «кто хочет въехать в США для того, чтобы участвовать — исключительно, преимущественно или эпизодически — в любой деятельности, цель которой — противодействие правительству США силой, насилием или иными незаконными методами».

В Израиле есть аналогичные законы. И тот аргумент, что рьяные сторонники движения за бойкот и санкции против Израиля, открытая цель которых — уничтожение Израиля как еврейского государства, представляют угрозу для страны, — не самый, возможно, политически мудрый, но в то же время его не назовешь неоправданным или беспрецедентным.

В ближайшие дни мы, вероятно, еще не раз услышим о том, что Трамп и Нетаньяху уводят свои страны от либерализма и погружают их в пучину идиотизма. Может быть, и так. Но в этом им помогают множество оппозиционных экспертов и политиков, которые каждый раз набрасываются на их решения не с какой‑то разумной критикой, внятной аргументацией или хотя бы подлинным чувством возмущения, а с идиотическими утверждениями, которые либо просто демонстрируют историческое невежество, либо являются заведомой ложью. Демократия умирает не только во тьме, но и в безумии.