Уже начальный стих главы «Ки Таво», которую мы изучаем на этой неделе: “И будет (“ве-айя”), когда придешь в страну, которую Б-г, Г-сподь твой, дает тебе в удел…”, (Дварим; 26:1), по мнению известнейшего исследователя Торы и каббалиста рабби Хаима бен-Атара, (Ливорно – Иерусалим, 18 век), свидетельствует про огромнейшее воодушевление еврейского народа накануне входа в Эрец Исраэль.
Как пояснял выдающийся мудрец, об этом свидетельствует наличие в начале фразы слова «ве-айя» означающее сообщение чего-то радостного, вызывающего положительные эмоции. Приведенный стих свидетельствует, что для еврея нет большей радости, чем радость заселения Эрец-Исраэль. Недаром в одном из псалмов так и говорится: “Уста наши наполнились смехом, когда возвращались мы в Сион”.
Несведущий читатель в такой радости может усомниться, ведь хорошо известно, что Эрец-Исраэль является одним из трех даров Всевышнего, расчет за который еврейский народ производит своими страданиями (Тора и Доля в мире грядущем – это еще два других таких дара).
Конечно, мы понимаем, что эти страдания идут нам на пользу, но сколько шуток и анекдотов вызывает тема расплаты за подарки!
От грустной таблички в зубоврачебном кабинете:
“Бог дает нам зубы два раза в жизни. А в третий раз за них уже приходится платить…”, до назидательного диалога:
– Ты почему в храм редко ходишь?
– А у меня — нет грехов.
– Откуда ты знаешь?
– С небес никто еще мне ничего о них не говорил.
– Значит, повесткой с печатью вызовут…
***
Приход на святую землю – несомненный повод для радости, – утверждал комментатор еврейских текстов раввин Акива Эйгер (Эгера; 1761–1837), хорошо известный не только своей ученостью, но и праведной жизнью.
Итак, народ, перешедший через Иордан, ожидает радость обретения родины; места, дарованного ему Всемогущим, где земли проистекают «молоком и медом» и вольно дышится любому, выполняющему Его заповеди.
Алгоритм поведения наших пращуров, прибывших в конечную точку своего сорокалетнего следования, согласно последним повелениям Моше, предполагает следующие действия: вначале надо приступить к освоению земли, полученной в качестве вечного удела. Расселиться на ней, заняться сельскохозяйственными работами и, принеся первые плоды своих садов в Храм, выразить благодарность Всевышнему.
Но прежде Моше велит новым хозяевам Земли Обетованной, дабы подтвердить Ашему свое желание быть достойными звания избранного народа и твердое обязательство следовать впредь исключительно Его путями, провести огромное массовое мероприятие, суть которого неплохо передает нынешний слоган: “Жизнь как супермаркет, бери что хочешь, но не забывай: касса — впереди!”.
Им предстоит дать новую клятву верности Б-гу, предварительно установив на горе Эйваль, рядом с молитвенным алтарем, гигантские камни, покрытые известью, с написанными на них словами Торы на иврите и 70 языках мира.
Для этого одна часть народа расположилась на горе благословения, Гризим, другая – на горе проклятия, Эйваль, в непосредственной близости от находившихся там же знаковых камней и алтаря. На горе Гризим громогласные благословения выслушивали потомки “Шимона, Леви, Йуды, Иссахара, Йосэфа и Биньямина”, то есть – все евреи, принадлежавшие к этим коленам израилевым; на второй, Эйваль, потомков колен “Рувэна, Гада, Ашера, Звулуна, Дана и Нафтали” ожидала менее приятная миссия – выслушать целый ряд проклятий, соответствующих определенным грехам, совершенным отступниками. В долине между возвышенностями был установлен ковчег с каменными скрижалями, полученными на Синае, и первым Свитком Торы, записанным под Высочайшую диктовку рукой Моше. Наиболее заслуженные и мудрые представители левитов и священников (коэнов) окружили вышеупомянутый эпицентр святости и с этого, соответствующего их высокому статусу места, громогласно обращались в ту или иную сторону: на гору Эйваль – с проклятиями, и на гору Гризим – с благословениями.
Надо сказать, еврейский народ в ходе этого великого сбора не был в роли безмолвных слушателей. Согласие с каждым благословением или проклятием он подтверждал громким «амейн» (“воистину так”).
С тех давних пор и до настоящего времени в сознание каждого еврея заложена бесценная памятка: кто и за что предается проклятию Всевышнего.
Не станем перечислять этот зловещий перечень, отметим только, что в основе этих гадостей лежит явное или тайное неверие во Всевышнего, ибо совершать их может лишь человек считающий, что его грехи могут остаться безнаказанными, а это значит, нет на свете Главного Судии, способного обеспечить выполнение указанных в Торе заповедей.
Знание, понимание и приятие таких истин поможет нам сберечь себя и своих близких и помнить, что двери общины всегда открыты.