Прочитал на днях и не могу не порадовать своего читателя приятными для нас новостями в мире науки и литературы. Из одиннадцати Нобелевских лауреатов 2020 года пятеро (почти половина!) – наши выдающиеся соплеменники. Итак, Нобелевскую премию 

по физиологии или медицине получил Харви Джеймс Алтер;

по экономике – Пол Милгром;

по литературе – Луиза Глюк;

по физике – Роджер Пенроуз;

и еще по физике – Андреа Гез.

И это при том, что наш народ представляет менее половины процента от численности народонаселении Земли!

Как тут не вспомнить грустные слова лауреата Нобелевской премии Эли Визеля на церемонии памяти жертв Катастрофы 2000 года: 

“Если у человечества еще нет лекарства от рака; если оно пока не осваивает Марс, если оно все еще не в силах победить голод и найти новые источники энергии, то это только потому, что те еврейские гении, которые должны были совершить все эти открытия, сгорели в печах Освенцима”! 

Между тем, ничего на свете не происходит просто так; в глубине любых явлений содержится причинно-следственная связь. И конечно же, такое количество еврейских ученых имеет свое объяснение. 

            Разве могло быть как-то иначе с нацией, которая дала миру главного первооткрывателя, праотца разных народов земли Авраама – центрального действующего лица главы «Лех леха», которую мы изучаем на этой неделе?

           Авраhам-авину родился в 1948 г. от Сотворения мира. Гениальный мыслитель, он много думал над тем, как и почему возникло все существующее. Примерный ход его рассуждений, по мнению исследователей, был таким: «Я живу в доме, у которого есть стены, крыша, в котором периодически появляется и исчезает свет. Как это все получилось? Сами ли собой камни слепились в стены, случайно ли стены сложились под прямым углом, случайно ли ветер нанес ветки и глину, чтобы получилась крыша? Конечно же, нет! Это кем-то сделано. Но ведь мир неимоверно, в миллионы раз сложнее, и все в нем взаимосвязано — люди, животные, растения.

           И вот, в результате многолетних размышлений, без всякой посторонней помощи, Авраам сделал главное открытие: все вокруг нас подчинено определенному порядку, который сам собой возникнуть никак не мог. Непредубежденный взгляд мыслящего человека свидетельствовал о том, что всесторонняя гармония окружающего мира могла быть обеспечена только внешним вмешательством, Великим Творцом всего сущего, силой всех сил и причиною всех причин.

На основании этого гениального открытия им были определены основы еврейской педагогики. Так, еврейское воспитание изначально исключает бесцельные и бесплодные мечтания, а имеет четкие и конкретные цели.

Рассмотрим это на примере сыновей Авраама – Ишмаэйла и Ицхака. Любавичский Ребе в своих беседах на темы субботних глав, говорил так: «Вот в чем заключалась разница между Ишмаэлем и Ицхаком: Ишмаэль родился обычным, не чудесным образом, а рождение Ицхака было чудом. 

Авраам и Сара не могли в своей старости иметь еще ребенка. Никто не верил, что подобное может произойти. Даже сам Авраам не поверил, что Всевышний явит ему такое чудо.

Но было еще одно различие между Ишмаэлем и Ицхаком – их обрезание, единственная особая заповедь, в силу которой (до дарования Торы) могла образоваться связь с Б-гом. Ишмаэль был обрезан в возрасте тринадцати лет. К тринадцати годам человек уже обладает разумом, может контролировать свое поведение, поэтому в этом возрасте он становится ответственным перед Б-гом за исполнение заповедей. Ишмаэль сам решил вступить в связь с Б-гом – он прошел обрезание.

Ицхака обрезали, когда ему исполнилось восемь дней. Восьмидневного ребенка не спрашивают. И все же его, еще младенца, ввели в союз с Б-гом, в такой союз и в такую связь, которую ничто не могло разорвать – вечная связь, как она названа в стихе Торы».

Вы обратили внимание на ключевую фразу: «Восьмидневного ребенка не спрашивают»? Именно в ней содержится ключевой принцип еврейского воспитания – до определенного возраста родители берут на себя всю ответственность за формирование характера и жизненных взглядов своего ребенка. И в этом же направлении работает педколлектив Херсонской еврейской школы, формируя качества будущих прекрасных семьянинов и уважаемых членов общества у своих воспитанников.

Умный и знающий родитель никогда не идет на поводу у своих отпрысков. Дети есть дети, их сознание находится в состоянии развития и полагаться на то, что они в состоянии принимать продуманные решения, в высшей степени легкомысленно. У ребенка не надо спрашивать, хочет он или нет идти в школу, прилежно учиться и выполнять возложенные на него обязанности. Ему нельзя давать право дружить с теми детьми, которые, по вашему мнению, могут научить его чему-то плохому. Еврейские дети денно и нощно должны быть под неусыпным контролем.

Безусловно, с мнением ребенка надо считаться. Но – с мнением, а не каким-то капризом. Взяв за основу такой подход, мы воспитаем достойную смену, которая поможет нам сберечь себя и своих близких и не забывать, что двери общины всегда открыты.