В главе «Цав», изучаемой нами на этой неделе, рассматривается ряд аспектов

соблюдения храмовой службы для поддержания постоянного огня в Храме нашей святости. Причем, не только огня материального, но и духовного, что для евреев неразрывно связано.

Любавический Ребе – благословенно в веках его имя! – находил подтверждение стиха: «Огонь на жертвеннике должен гореть постоянно и не гаснуть», гл. «Цав», 6, в  Иерусалимском Талмуде, где сказано“Постоянно – даже в Шабос; постоянно – даже при осквернении”.

             Другими словами, все, связанное со служением в Мишкане и материальном Храме, присутствует также в Мишкане и Храме духовном, находящемся в каждом из нас.

            «Жертвенник – это сердце каждого человека. Подобно тому, как [в Храме] существовали внешний и внутренний материальные жертвенники, – в сердцах [евреев] всегда существуют “внешние” и “внутренние” аспекты».

            А чтобы, постигая свет духовный, нам в какой-то момент не показалось, что нет нужды уже в «огне» небесном, начертаны вечные слова: Не погаснет – даже в Шабос”!

            Суббота для каждого еврея не только праздник души, но и пиршество тела, отдыхающего в этот день от физического труда и, по возможности, наслаждающегося вкусной и здоровой пищей. А так как глава «Цав» затрагивает, кроме храмовой службы, некоторые вопросы еврейского диетарного питания, обратим внимание на то, что гастрономические вкусы древних евреев, живших в Египте, как это ни странно, не сильно отличались от вкусов наших современников. Почему так? – Потому что в основе их лежат требования кашрута, отличающего настоящую еврейскую кухню от всех остальных национальных меню питания.

            В те далекие времена, когда не существовало профессиональных нынешних диетологов, считающих, что хороший аппетит приходит во время еды, а отличный – во время диеты, и не были известны чудеса с претворением одних продуктов в другие, как в записках современного путешественника из Южной Азии: «Жители Афганистана замечательные земледельцы. Тяжелым трудом они обрабатывают свои скудные делянки, и сеют на них различные ценные сельскохозяйственные культуры. Такие как пшеница, рожь, овес, ячмень, гречиха, различные овощи и фрукты. Они не могут понять, почему из всех этих семян вырастают всегда мак или конопля», – наши соплеменники, вышедшие во главе с Моисеем из Египта, тосковали в Синайской пустыне по вкусной еде египетского рабства: “Кто накормит нас мясом? Мы помним рыбу, которую мы в Египте ели даром, огурцы и дыни, и зелень, и лук, и чеснок” (Бымидбар 11:5).

           А ведь здоровая и сытная пища в виде манны небесной сваливалась нам прямо с неба в Синае! Оставалось только нагнуться, подобрать еду и вкушать её до полного насыщения. “Ман же был похож на семя кориандровое, а вид его, как вид бдолаха (хрусталя). Бродили люди и собирали, и мололи на жерновах или толкли в ступе, и варили в котле и делали из него лепешки; и был вкус его как вкус лепешки на масле. И при падении росы на стан ночью падал на него и ман” (Бымидбар 11:7).

По мнению наших мудрецов, определение: «вкус его как вкус лепешки на масле» – означало вкуснейшую пищу, сравнимую с тем, что сегодня называется деликатесами. Правда, со временем надоедала и она, но это уже относится к особенностям людской психологии.         

Таким образом, вместе с пресным хлебом праотцов – мацой, скрасившей наш первый Песах, мы обрели священный кашрут, дарованный Всевышним. Кашрут насыщающий, лечащий и не дающий заболеть, вкушая по недомыслию земноводных, пресмыкающихся, грызунов«всякое летающее насекомое, ходящее на четырех, – мерзость оно для вас». (Ваикра», 11-20)Соблюдение которого помогает нам сохранить себя и своих близких и не забывать, что двери общины всегда открыты.