События, описанные в главе «Балак», названной именем моавитского царя и изучаемой на этой неделе, имеют свою предысторию. Прошлая глава завершалась кратким описанием доблести сынов Израилевых, захвативших, с Б-жьей помощью, ряд земель народов, отказавшихся пропустить их к Земле Обетованной. Разгромлены войска царя Сихона; такая же участь постигла Ога, царя Башанского, решившегося выступить со своей армией против еврейских кочевников.

 Причем, в результате последней схватки башанское население было полностью уничтожено, включая царских детей и  других членов его семьи, так как бывшие египетские рабы, обретя желанную свободу, отказались иметь собственных рабов и своих врагов полностью уничтожали.

            Населением Моава, оказавшемся на пути исраэльтян к заветной цели, овладел страх. Это же чувство затмило глаза и их царю Балаку.

            Властитель впал в жуткую паникуВместо того, чтобы попробовать решить проблему мирным дипломатическим путем, отправить послов к кочевникам и предложить им режим свободного прохождения через их земли к намеченной цели, Балак пытается  привлечь на свою сторону кудесника Билама, передав ему слезную просьбу: «Пойди, прошу, прокляни мне народ этот, ибо он сильнее меня. Может мне удастся, и мы его поразим, и прогоню я его из этой земли. Ведь я знаю: кого благословишь ты, тот благословен, а кого проклянешь, тот проклят». Бемидбар (22.6).

            Кто же такой Билам? Это человек, по мнению многих исследователей, не уступавший в пророчестве Моше и широко известный своими предсказаниями, которые любил выдавать за силу, полученную Свыше. Понимая, что идти против Ашема, покровительствующего евреям, бесперспективно, он отвечает Балаку«… не проклинай народа того, потому что он благословен». (Бемидбар, 22; 10:12).      Недоверчивый царь, полагая, что кудесник набивает себе цену, решает его заинтересовать самым надежным во все времена способом решения незаконных проблем:

            «… не откажись придти ко мне, Ибо окажу тебе великую почесть и все, что скажешь мне, сделаю; пойди, прошу, прокляни мне народ этот». (Бемидбар, 22; 16-17).

            Увы, провидец Билам видит владыку «насквозь», отвечая ему: «… хотя бы давал мне Балак полный свой дом серебра и золота, не смогу преступить повеления Господа, Бога моего, чтобы сделать что-либо малое или великое». (Бемидбар, 22; 18).

 С виду, кудесник ведет себя безукоризненно: трижды благословляет Израиль, остаётся верным Всевышнему и предрекает врагам иудеев окончательное поражение. Более того, он мечтает связать свою посмертную судьбу с судьбой Израиля: «Да умрет душа моя смертью праведников, и да будет кончина моя, как его». (Бемидбар,  23; 10).

Тогда почему в  талмудической литературе ему дано имя: «Билъам а-раша» – «Билъам-злодей», не странно ли?

Здесь нет ничего необычного. Если вдуматься в поступки великого пророка, каким и был на самом деле Билам, то понимаешь, что все они исходили не из желания нести добро и делать мир вокруг себя лучше, а лишь по причине трезвой оценки ситуации и понимания, что навредить народу, опекаемому Всевышним, он просто не в силах.

То есть он был поставлен в рамки, когда другая модель поведения была непродуктивна и грозила обернуться бедой для самого «проклинателя». Прекрасный пророк, он не был достаточно умен, чтобы свершать добрые дела исключительно с целью выполнения воли Всевышнего. Нельзя играть со своим даром, как в старой шутке про незадачливого альпиниста в горах, взобравшегося на самую вершину и вдруг увидевшего там древнего старика.

Альпинист удивился и спрашивает:

— Дедуля, кто ты?

— Кудесник я, сын мой.

— А что ты умеешь?

— Ну, вот хочешь, я сделаю так, что ты через эту пропасть спокойно перепрыгнешь?

— Хочу!

— Ну, прыгай.

Альпинист прыгнул. Сарик посмотрел и расстроенно молвил:

— Да, видноплохой я кудесник…

            При всем уважении к известным из Торы предсказателям прошлого, наш народ разумно недоверчив к лжекудесникам и манипуляторам настоящего. Что помогает нам сберечь себя и своих близких, не забывая, что двери общины всегда открыты.