Глава «Итро» дает ответ на вопрос: почему Всевышний увековечил имя  мидьянского верховного жреца-идолопоклонника Итро, не просто упомянув в ряду многих других, а назвав в его честь главу Торы, изучаемую нами на этой неделе.

Нам он известен как отец Циппоры, жены лидера Поколения пустыни Моше, и дед его внуков – Гэйршома и Элиэзера. Но не только  знаменательное родство послужило достаточным основанием для сохранения о нем памяти в веках. Ведь в его лице мы знакомимся с одним из известнейших в истории человечества геров, людей пришедших к иудаизму не из каких-то предполагаемых выгод или по иной необходимости, а исключительно из высших побуждений и, прежде всего, глубокого понимания истинности нашего Учения.

            Итак, верховный жрец с дочерью и внуками приходит в кочевой стан беженцев. Написано: «И услышал Итро, жрец Мидьянский, тесть Моше, обо всем, что сделал Б-г для Моше и Исраэйля, народа своего, что вывел Господь Исраэйля из Египта». Шмот 18; 1. Услышал он это и решил встретиться с зятем, слава о котором гремела по свету.

            Моше и виднейшие старейшины оказали Итро царские почести. Но поразило его не это, а какими оказались сыны Израиля при более близком знакомстве; чем занимались они, и что составляло их внутреннюю сущность. Недаром Мидраши уделяют особое внимание тому, насколько отличались повседневные дела евреев от дел представителей других народов.

Р. Моше Вейсман пишет об этом: «В пустыне евреи не были заняты выращиванием или изготовлением чего-либо, не занимались они и торговлей. Ман, выпадавший по утрам, обеспечивал достаточное количество еды (имеющей вкусовые качества любого известного человеку яства) на весь день. Не требовало времени ни приготовление пищи, ни ведение домашнего хозяйства, потому что ман можно было есть сразу, а Облако Славы стирало и гладило одежду. Весь день евреи изучали Тору и выполняли мицвот».

Увидев, как много времени и сил занимает у его зятя разбор имущественных и прочих жалоб членов еврейской общины, Итро дает Моше ценный совет:

«Бремя, лежащее на тебе, Аароне и Семидесяти Старейшинах, слишком велико. От столь большого напряжения вы все увянете, как лист на дереве. Позволь мне дать тебе совет, которому ты последуешь, если на то будет воля Ашема! Оставайся и далее посредником между народом и Всевышним, учи людей словам Торы и наставляй их, как молиться и делать добро. Однако не бери на себя и не возлагай на Аарона и Старейшин все бремя ответов на вопросы, связанные с алахой. Вместо этого назначь над народом судей. Они будут решать все второстепенные вопросы, а тебе останутся только самые важные. Судьи не должны заниматься больше ничем, чтобы люди всегда могли к ним обратиться».

Придя к мысли, что еврейский народ является носителем высшей духовности, Итро решительно порывает с идолопоклонничеством и переходит в живительное лоно иудаизма, стремясь принести как можно больше пользы Избранному народу. В минувших годичных циклах чтения глав Торы мы уже рассматривали вклад Итро в еврейскую юриспруденцию, а если брать более широко – в мировую систему справедливого правопорядка.

Недаром Итро (в той же книге «Мидраш рассказывает») указывает, какими достоинствами должен обладать человек, чтобы стать еврейским судьей:

– Он должен хорошо знать Тору и быть богат (чтобы ему не нужно было никому льстить и отдавать предпочтение одной стороне перед другой). Он должен быть человеком влиятельным, побуждающим других поступать правильно.

– Он должен иметь страх перед Небом, чтобы судить по справедливости.

Это должен быть человек, заслуживающий доверия, на слово которого люди могут положиться.

– Он не должен стремиться к накоплению. Ни свои, ни чужие деньги не должны для него иметь значения. У такого человека не появится желание брать взятки.

Примером такого бескорыстия является для нас сам Моше Рабейну, который никогда не брал с народа платуДаже когда он ехал в Египет, чтобы спасти евреев, он воспользовался собственным ослом, и ему не были возмещены расходы, связанные с путешествием. Так же и пророк Шмуэль перед смертью призвал весь народ в свидетели, что он не взял ни у одного человека даже самую малость. Отправляясь судить людей, он, обычно, брал свой собственный шатер и пищу. Примеры более поздних вождей Торы, «ненавидевших деньги», слишком многочисленны, чтобы приводить их здесь.

А всё потому, что для евреев судьи – это лицо своего народа, а честность – одна из самых высших добродетелей.

            Отсюда вывод: воспитывая своих детей честными людьми, мы сохраняем себя и своих близких, и не забываем, что двери общины всегда открыты.