Как и многим другим раввинам-посланникам Любавичского Ребе, исполняющим свой долг в странах рассеяния, мне не раз приходилось встречаться со случаями, когда дети из еврейских семей находят себе вторую половину среди представителей других национальностей. Как это получается, почему, кто виноват в нарушении традиций наших отцов – разбираться, как правило, уже поздно. И хотя такой брак не обязательно бывает неудачным, измена своим кровным корням – большой грех, оценка которого ожидает совершивших его на Небесах.
Вот как в устах раввина Нахума Пурера звучит знакомая многим жизненная история:
«Раби, наш мальчик, наш единственный сын хочет жениться на нееврейке. Мы никогда не были религиозными, но традиции уважаем и надеялись, что он, по крайней мере, возьмет в жены еврейскую девушку и у нас будут внуки-евреи. Что нам делать!?»
Раввин печально смотрел на плачущих родителей. Наконец, он сказал: «Я расскажу вам про один похожий случай. В царской России запрещалось продавать спиртные напитки без специальной лицензии. Не желая платить импортные пошлины, группа контрабандистов придумала смелый план тайной доставки запрещенного товара.

Граница проходила через еврейское местечко, одна часть которого принадлежала Австро-Венгрии, а другая располагалась на территории России. Кладбище находилось на российской стороне, поэтому похоронные процессии часто пересекали государственный рубеж. Контрабандисты одолжили катафалк и гроб, заполнили его бутылками со спиртным и положили сверху крышку. Подойдя к русской границе, они изобразили скорбь на лицах и склонили головы, как будто хоронили безвременно умершего родственника. Спектакль удался. Охрана немедленно пропустила скорбную процессию.
Воодушевленные первым успехом, они повторили операцию, и снова удачно. Но в третий раз произошла осечка: пограничники заподозрили неладное и открыли гроб…

На первом допросе контрабандисты горько плакали, звеня кандалами. Один из них, прервав рыдания, спросил начальника пограничного поста: «Как вы догадались остановить нас?»
Тот ответил: «Когда вы шли с той стороны границы, один из наших людей увидел, что вы улыбаетесь и оживленно беседуете друг с другом. Но ведь на похоронах не смеются. Если бы вы плакали тогда, то вам не пришлось бы плакать сейчас».
«К сожалению, то же самое произошло и с вами, — сказал раввин расстроенным родителям. Если бы судьба вашего сына тревожила вас раньше, вы бы не плакали сегодня. Вы опоздали на двадцать лет. Но отчаиваться не надо, следует мобилизовать все ресурсы и не дать парню совершить ошибку».
***

Испокон веков к вопросам жизни и смерти мы относимся в высшей степени ответственно, стремясь во всем соблюдать требования иудаизма, основу основ Избранного народа.

В системе наших нравственных ценностей вопросы еврейского брака занимают особое место. Примером тому служит глава «Хаей Сара», которую мы изучаем на этой неделе. Когда наша праматерь Сара на 127 году жизни покинула земной мир, Авраам купил у хэйтийца Эфрона пещеру Махпела в Хевроне, где уже покоились тела первых людей Адама и Хавы, и совершил обряд погребения своей верной подруги.
Теперь настала пора решения других первоочередных задач, в числе которых – определение судьбы их с Сарой любимого сына. Он дает ответственное поручение верному слуге, управляющему своего дома Элиэзеру: «… положи руку твою под бедро мое. И я закляну тебя Г-сподом, Б-гом небес и Б-гом земли, что ты не возьмешь сыну моему жены из дочерей Кынаанейца, среди которого я живу; Но в мою землю и на мою родину пойдешь, и возьмешь жену сыну моему Ицхаку» Брейшит, 24; 2:4.

Из этих строк видно, каким важным является для Авраама происхождение его будущей снохи, ведь он прекрасно понимает, что обеспечить духовную чистоту будущего великого народа можно лишь исключив кровосмешение различных национальных групп.
Отдавая себе отчет в важности этого вопроса, умный Элиезер, не полагаясь на свое собственное понимание женских качеств, приемлемых для супруги Ицхака, будущей праматери еврейского народа, обращается к Всевышнему с просьбой дать ему особый знак, кого из многих возможных претенденток нужно избрать, чтобы достойно выполнить поручение Авраама.

И такой знак он распознает (и оказывается в этом полностью прав!), когда у источника, куда он привел верблюдов на водопой, появляется красавица и скромница Ривка, которая на просьбу напоить изнуренных жаждой животных, живо отзывается и без малейших признаков лени черпает спасительную жидкость для целых десяти верблюдов! Между тем, если перевести количество набранной ею воды в привычные для нас цифры, то мы получаем примерно 700 (!) литров воды. И этот тяжкий труд сделан ею в помощь совершенно незнакомым людям!

Что это, как не верный знак Свыше – такая неподдельная доброта и беспримерная отзывчивость?! Вот они, качества, доминантные для каждой еврейской женщины, предназначенной Ашемом стать образцовой еврейской мамой, в доме которой берегут себя и своих близких и помнят, что двери общины всегда открыты. Стоит ли искать такую супругу вне родной еврейской среды?