Как-то  пытливый ученик задал мне вопрос: на чем основан хасидский обычай в субботу и праздники веселиться, танцевать и хлопать в ладоши?

– Странно получается, – сказал он, – ведь в Торе немало глав, где речь идет о достаточно грустных вещах. Нынешняя глава «Шмини», например, повествует про страшную смерть  сыновей первосвященника, братьев Надава и Авиу, которых наши мудрецы считают большими праведниками. Чему же здесь радоваться, разве это справедливо, вместо того, чтобы почтить их добрую память благоговейным молчанием – ликовать, отмечая эту роковую субботу?

Сразу скажу, что в этом вопросе на самом деле содержится несколько вопросов. И один из них – как иудаизм относится к самому факту ухода из жизни человека.

Зная, что все происходящее с нами зависит от воли Всевышнего, и, не имея возможности познать причинно-следственную связь Его решений или Высший замысел, нам остается пользоваться великой формулой: «Всё, что ни делается – к лучшему!», никогда не подводившей наш народ. Недаром на эту тему масса притч и историй, как, например, такая:

«Однажды один человек попал в кораблекрушение и был выброшен волной на необитаемый остров. Он единственный остался в живых и беспрерывно молился о том, чтобы Б-г спас его. Каждый день всматривался он в горизонт в надежде, что увидит плывущее на помощь судно.

Вымотавшись окончательно, человек решил выстроить себе шалаш из досок, которые выбросило на берег после кораблекрушения. Но однажды, вернувшись после поисков пищи, он увидел, что его шалаш объят пламенем: дым столбом поднимался к небу.

Самое ужасное, что вместе с шалашом сгорели все его оставшиеся вещи. Он остался ни с чем. Человек больше не мог сдерживать своего отчаяния и гнева:
— Боже, как Ты мог так со мной поступить? — рыдал он.

Но на следующее утро его разбудил гудок корабля. Корабль плыл к острову, чтобы спасти его.
— Как вы узнали, что я здесь? — спросил человек матросов.
— Мы увидели дымовой сигнал, — ответили они».

***

Глава «Шмини», изучаемая на этой неделе, действительно подводит последнюю черту под печальной земной судьбой сыновей Аарона. Причины их безвременной гибели не раз становились темой пристального внимания еврейских исследователей. Один из виднейших учителей нашего народа Дон Ицхак бен-Иегуда Абрабанель  (Абарбанель), 1437 – 1508, ученый  и государственный деятель, оставивший ценные комментарии ко всем книгам Ветхого завета, к Мишне, трактату Авот, к философской книге Маймонида «Море-Невухим» («Путеводитель растерянных»), нашел пять оснований, по которым сыновья Аарона заслужили наказание смертью. Причем, каждое из них было им галахически четко доказано. Так, например, третье гласит:

«Братья  вошли в Святая Святых, не получив на это разрешения. Ведь туда имеет право войти только первосвященник и только один раз в году. Тора говорит об этом в разделе Тецаве, когда о Золотом жертвеннике для воскурения пишет: «И искупит Аарон его рога единожды в год…» Ведь «всякому, кто войдет к царю, во внутренний двор, незваным, один закон — умертвить», и это тем более верно, если речь идет не об одном из земных царей, а о Царе всех царствующих царей, Святом, благословен Он! О том, насколько серьезным было это преступление, свидетельствуют слова Торы, помещенные сразу после рассказа о смерти сыновей Аарона: И заговорил Б-г с Моше после смерти двоих сыновей Аарона, когда они приблизились пред Б-гом и умерли: «Скажи Аарону, твоему брату, и пусть не заходит во всякое время в Святыню… и не умрет». То есть, даже если бы Тора прямыми словами не запретила так поступать, этот запрет каждый должен был бы осознать и исполнять самостоятельно. Стих, рассказывая о преступлении сыновей Аарона, прямо отмечает нарушение этого запрета, говоря: «…и приблизились пред Б-гом», — то есть, вошли в Святая Святых. Основываясь на этом, мудрецы сказали, что сыновья Аарона погибли именно там, и что их братьям пришлось извлекать мертвые тела снаружи».

Если тщательно проанализировать проступки братьев, людей, без сомнения, праведных и Б-гопослушных, становится ясно, что в основе их, при всём желании беспорочно служить Ашему – самоуверенное принятие решений на основе собственного восприятия действительности, не советуясь с более мудрыми и старшими. Такое поведение можно было бы ещё понять, если б по жизни их не вели праведник-отец и великий дядя. Иметь такую возможность – и не воспользоваться нею?!

Отсюда можно вынести два урока. Первый: перед принятием судьбоносных решений, если есть такая возможность, не грешно посоветоваться с порядочным умным человеком. Ну и, наконец, главное: когда у вас что-то не ладится, не стоит излишне переживать. Все в руках Всевышнего, обратитесь к Нему с искренней молитвой, как это делал светоч разума раби Акива, о чем сохранилось следующее предание:

«Однажды ребе Акива отправился в путь, взяв с собой осла, петуха и фонарь. К вечеру дошёл он до деревни и попросил ночлега, но тамошние жители прогнали его да ещё надавали тумаков.

Такое грубое отношение не пошатнуло в нём веры и, сказав: «Всё, что Б-г ни делает, — всё к лучшему», — он устало поплелся ночевать в лес. Устроился поудобнее, съел кусочек хлеба, вдруг слышит — петух истошно кричит. Вскочил ребе Акива, но успел увидеть лишь хвост лисицы, убегавшей прочь с петухом в зубах.

Потеря петуха не поколебала веры в рабби Акиве, и снова сказав: «Всё, что Б-г ни делает, — всё к лучшему», — сел он учить Тору при свете фонаря.

Вдруг поднялся ветер и задул огонь. Опять сказал ребе: «Всё, что Б-г ни делает, — к лучшему», — и тут же заметил, что в темноте сбежал осёл. Огорчился ребе Акива потере осла, пожалел, что утром придётся долгий путь пешком проделать, поохал, повздыхал, но всё же повторил: «Всё, что Б-г ни делает, — к лучшему».

На следующее утро, пройдя всю дорогу пешком и уладив своё дело, ребе Акива возвращался домой. Дойдя до деревни, в которой с ним так скверно обошлись, он, к своему удивлению, увидел, что в ней нет ни единой живой души. Той же ночью, когда он просил ночлега и получил отказ, пришли разбойники и безжалостно всех поубивали.

И подумал тогда ребе Акива: «Неисповедимы пути Господни. Разреши мне жители деревни остаться, разбойники наверняка убили бы меня вместе со всеми. А судя по следам, пришли они из лесу, значит, были они в нём одновременно со мной. Стоило им услышать крик петуха или осла или заметить свет фонаря — и меня бы уже не было в живых. Воистину, человек должен всегда полагаться на Б-га!»

Доверяясь Всевышнему, мы сберегаем себя и своих близких, не забывая, что двери общины всегда открыты.