В предыдущих годичных циклах изучения Торы я не раз обращался к теме приезда в Херсон посланников Любавичского Ребе, когда Украина переживала трудные времена. Развалился Советский Союз и в стране свирепствовал жесткий кризис. Предприятия стали сворачиваться.  Местная «валюта» – купоны, стремительно девальвировалась. С рабочими рассчитывались «бартером», материальное положение людей находилось на катастрофически низком уровне. Многие просто недоедали.

Разумеется, мы поставили в известность о происходящем руководство Хабада в Нью-Йорке, откуда эта информация была доведена до высших кругов Соединенных Штатов, где приняли решение об оказании гуманитарной помощи людям, находящимся в бедственном положении.

И вот в Херсон прибыла первая крупная партия продуктов, сливочное масло, в количестве, если я не ошибаюсь, что-то порядка 200 тонн. Во избежание непредвиденных (вернее, слишком хорошо предвиденных!) неприятных неожиданностей с ценным грузом, адресатом и распределителями этой помощи, к явному неудовольствию местных властей, правительством США были уполномочены посланники-раввины. И мы тогда обратились к областному руководству с просьбой предоставить промышленный холодильник для этого груза и оказать организационную помощь для справедливой доставки импортного масла всем нуждающимся.

Не буду долго рассказывать, как это происходило. Сколько и от кого поступало всяких предложений об отпуске продукта, не предназначенного для продажи, грубо говоря, «налево». Практическое руководство этим проектом было возложено на функционера общины, честнейшего человека, Александра Эммануиловича Карпа, в свое время много сделавшего для открытия в Херсоне еврейской школы. Важен итог: все до единого учащиеся общеобразовательных средних школ, техникумов и профтехучилищ, студенты высших учебных заведений, больные, находящиеся на стационарном лечении, дети из детских садов, ветераны разных общественных организаций, – получили по две фунтовых пачки американского масла.

Об этом я говорю, потому что хорошо запомнил, как после очередного совещания одна руководящая дама, входившая в комитет по организации распределения гуманитарной помощи и относившаяся к этому, как к вынужденной повинности, все у меня допытывалась: – «Зачем это евреи занимаются такими делами? Должна же быть какая-то реальная причина, чтоб люди теряли свое время и силы – совершенно бесплатно? Может, хотят «записать» доверчивых херсонцев в иудаизм?».

Мне не хотелось вступать с ней в дискуссию. Не объяснять же, как это сложно любому нееврею прийти к иудаизму, напрочь отрицающему тактику «ловли чужих птиц в свои сети». И сколько людей сами готовы многое отдать, чтобы их только к нам «записали». Мне лишь вспомнился незадолго до этого получивший широкую известность диалог между  Любавичским Ребе и тогдашним главным раввином Израиля Мордехаем Элиягу, поделившимся с Ребе мыслями о том, что недавно ему довелось побывать у Стены Плача  и увидеть поблизости   благотворительную столовую, открытую хабадской организацией «Колель Хабад», где раздавали бесплатные обеды для всех желающих. Раввин Элиягу с удовлетворением отозвался о столь замечательной идее, когда люди приходят получить порцию горячего супа  и тут же, вместе с ней, получают порцию духовной пищи – урок Торы или беседу на религиозную тему. Правильно, и главное – продуктивно!

На что Ребе задумчиво сказал: «Давать голодному еврею еду – это уже сама по себе большая мицва. Но нет необходимости накормить еврея лишь для того, чтобы он прочитал лист Талмуда. Надо дать ему пищу для того, чтобы он был сыт…».  

О чем говорят эти слова: «дать человеку пищу, чтобы он был сыт»? О том же, что содержится в стихах главы «Кдошим», изучаемой нами на этой неделе: «А когда будете жать жатву на земле вашей, не дожинай до края поля твоего и опавшего при жатве твоей не подбирай. И виноградника твоего не обирай дочиста, и оставшихся отдельных ягод в винограднике не подбирай: бедному и пришельцу оставь их, Я Господь, Бог ваш». Или: «Не обирай ближнего твоего и не грабительствуй, и не задерживай у себя на ночь заработка наемника до утра. Не злословь глухого и пред слепым не клади претыкания; бойся же Бога твоего, Я Господь», – а все это вместе укладывается в великую нравственную формулу поведения избранного народа, данную нам Торой один раз и на все времена: «Не мсти и не храни злобы на сынов народа твоего, а люби ближнего твоего, как самого себя; Я Господь».

По поводу этих слов веками идет оживленная полемика. Раби Акива сказал: «Это великое общее правило Торы». (Сифра, 48). Когда чужеземец обратился к мудрецу Гилелю с просьбой сделать ему гиюр и спросил, как ему следует вести себя для этого, видный еврейский законоучитель промолвил: «Вся Тора заключается в данной мицве: «Люби ближнего, как самого себя». То, что ты ненавидишь, – не делай другому. Если будешь исполнять эту мицву, будет считаться, что выполняешь всю Тору, следствие того, что все мицвот Торы зависимы от нее, и все остальное, написанное в Торе, – это разъяснение этой мицвы. (Ме-ам лоэз, Вайикра, стр. 209).

Между тем, любить ближнего – это весьма и весьма непростая задача. Потому что нельзя заставить человека любить кого-нибудь по приказу. Но любить ближнего, то есть относиться к нему, как относятся друг к другу любящие люди, – это не вопрос дискуссионного плана, а краеугольный принцип Торы, диктующий нам относиться к другим людям вне зависимости от того, насколько они нам нравятся. Видный раввин Арье Кармель в своей книге «Еврейский образ жизни» писал: «Отношение к людям не является чем-то застывшим. Наши действия влияют на наши чувства. Если мы начинаем заботиться о человеке, беспокоиться о нем, он становится нам ближе – и мы начинаем к нему лучше относиться, к нему возникает интерес и симпатия. Мы вкладываем в него частицу себя, и уже одно это заставляет нас смотреть на него по-иному. Чувство, что другой человек готов ответить на наши чувства, – уже путь к любви. Тора хочет, чтобы «росла любовь в Исраэле».

Завершая беседу, отмечу такой нюанс. Один из учащихся иешивы, любящий полемизировать на острые темы,  как-то скептически бросил: «Конечно, тема любви  имеет вселенские корни и звучит прекрасно. Только на переходе от слов к делу частенько дает сбои. Любить всех – замучаешься, никаких сил на это не хватит!».

Пришлось в ответ рассказать историю из жизни Любавичского Ребе, имевшего обычай совершать по воскресеньям «халукат доларим» – раздачу долларов. Обычно в такие дни за заветной купюрой и личным благословением Ребе в синагоге собиралось большое количество людей, и эта процедура продолжалась 7 – 8 часов. Представьте себе: пожилой человек – и огромная неубывающая очередь… И вот однажды одна старушка, по-матерински пожалевшая Ребе, участливо спросила: «Разве вы не устаете? Ведь вам, наверное, очень трудно?».

На что Ребе, улыбнувшись, сказал: «Кто на свете может устать, пересчитывая свои бриллианты? Разве вы знаете такого человека?!».

Именно такой подход поможет нам сберечь себя и своих близких, любить их и помнить, что двери общины всегда открыты.