Есть старый способ разобраться в каком-нибудь явлении или чувстве, которое трудно понять. Снять все второстепенности и оставить один-единственный код, одно слово, которым, как ключом, можно открыть неподатливую дверь. 
            Я часто пользуюсь этим методом в работе – например, когда нужно понять суть того или иного персонажа. Бывает, что применяю его и в жизни. 
            Вот задал себе вопрос: что такое сегодняшняя Русь? Каким единственным словом или понятием можно точнее всего передать мое нынешнее ощущение от нее? Какой компонент определяющий, главный? 
            И получилось, что код ее сегодня – «Непрочность». Вот запах, который исходит сегодня от страны; вот чувство, которое, по-моему, испытывают все ее обитатели. Как будто живут в зоне сейсмоопасности.

            Здесь, действительно, стало непрочным всё. 
            Государство, которое то ли сохранится, то ли рассыплется. 
Власть, которая постоянно пугает жителей и при этом сама пугается собственной тени. 
Уставший правитель, построивший систему, при которой ему страшно уйти в отставку. 
Победители, хозяева жизни – все эти хапуги-чиновники и «государственные олигархи» -. которые отлично знают, что в любой момент могут всего лишиться.

            Средние и мелкие предприниматели, не уверенные, что смогут оставить свой ​​бизнес и собственность детям. 
            Служащие, не понимающие, что будет завтра с их работой, а послезавтра с их пенсией. 
            И множество людей, не знающих, смогут ли они жить в собственной стране или уедут. 
            И «искандеры» с «булавами», которым так смешно, что они, может, со смеху никуда и не полетят или полетят не туда. 
            И экономика, и национальная валюта, и нефть с газом, и Кавказ.

            Всё непрочно, всё ненадежно. Никто не строит длинных планов. И больше всего боятся будущего те, кому принадлежит настоящее. 

 

Борис Акунин