Действия главы «Пинхас», изучаемой нами на этой неделе, происходят в ту давнюю пору, когда наши предки еще не знали открытий современности про то, что выкуренная сигарета сокращает жизнь на 30 минут, рабочий день – на  8 часов, а алкоголь и антисемитизм несовместимы. Ведь когда внутрь заливается спиртное, именно антисемитизм первым проглядывает наружу, что хорошо известно нашим собратьям, проживающим в странах рассеивания еврейского племени…  

И названа эта глава именем человека, совершившего важный и самоотверженный поступок, не понятый его современниками. Так в жизни нередко бывает, что люди, имеющие недостаточно информации о каком-то предмете, не вникшие в его природу или судящие о нём на основании поверхностных знаний, делают неверные выводы. 

В предыдущей главе «Балак» Моавитянский правитель пытается уговорить кудесника Билама проклясть сынов Исраэйля, уже разгромивших в открытом бою соседние народы, отказавшиеся пропускать Поколение пустыни через свою территорию к определенной Всевышним конечной точке их странствования.

Билам  рад бы исполнить эту просьбу, но будучи пророком и зная, Кто на самом деле опекает евреев на пути их Исхода из Египетского рабства, вынужден отказаться от такого лестного для любого антисемита предложения.  Взамен он дает Балаку ценный совет, который потом будет не раз использоваться нашими недоброжелателями: тем или иным способом совратить Избранный народ, сбить его с пути истинного. За эту задачу возьмутся моавитянские женщины, и то, что не оказалось по плечу мужчинам этого племени – разбить евреев в ратном сражении – вот-вот может завершиться полным успехом для их жен и сестер: «И жил Исраэйль в Шиттиме, и начал народ блудодействовать с дочерьми Моава, И приглашали они народ к жертвам божеств своих; и ел народ, и поклонялся божествам их. И прилепился Исраэйль к Баал-Пеору. И возгорелся гнев Господень на Исраэйля. И Господь сказал Моше: возьми всех начальников народа и повесь их Господу пред солнцем, и отвратится ярость гнева Господня от Исраэйля». Бемидбар, 24:25; 1-4.

После чего Моше, выполняя волю Всевышнего, велит судьям кочующего стана уничтожить «людей своих, прилепившихся к Баал-пеору», то есть наказание Ашема за физический и духовный разврат постигает тысячи совратившихся. 

Из предыдущих глав нами уже усвоен урок о губительности любых форм разврата, в особенности, идолопоклонства и блудодейства, для народа, идущего по пути Всевышнего, несущего перед человечеством ответственную миссию сеятелей Его слова и Учения. Трудно понять, почему выходцы из Египетской неволи, уже не раз наказанные к этому времени за свои прегрешения, снова и снова идут на нечистые сделки со своей совестью и разумом. Тем не менее, факт есть факт – жестокий мор уносит жизни десятков тысяч людей. Число познавших Египетское рабство в еврейском стане уменьшается. Очевидно, количество согрешивших на этот раз было столь велико, что сама цель достижения Земли Обетованной оказалась под угрозой: в живых могло остаться слишком мало людей, способных начать новую жизнь на дарованных Ашемом цветущих землях. И тут нам встречается имя человека, прекратившего своим подвигом Кару Небес.

В один из злосчастных дней, когда сошедшие с праведного пути евреи предавались разврату с мидьянитянками и их гнусными божками, внезапно пришел час пик, о котором Тора повествует словами: “И вот некто из сынов Израиля привел и подвел к братьям своим мидьянитянку перед глазами Моше и перед глазами сынов Израиля…”. Другими словами,   один из самых ярых грешников дошел до такой низости, что вызывающе прилюдно, не стыдясь,  провел к своему шатру через толпу соплеменников чужеземную развратницу и, вызывающе ухмыляясь, задернул за собой полог. Конечно, евреи, пусть и  развратничавшие напропалую, были не только смущены таким поступком, но и по-настоящему растеряны: ведь до сих пор никто из них даже не помышлял поселить женщину из чужого народа в своем шатре. Этот «некто» был Зимри, князь колена Шимона, не рядовой, а хорошо известный член еврейской общины. И это еще более угнетающе подействовало на всех свидетелей такого кощунства. 

Скорее всего, большинству сынов Израйлевых, боявшихся гнева Господня и грешивших более – менее скрытно, подобная открытость вряд ли была по душе. Тем не менее, все промолчали. Наверное, их соображения были типа:

 – Ну и наглец Зимри! Впрочем, какое мне до этого дело?! В добрых поступках мы, конечно, всегда сообща, так сказать, один за всех… Ну, а в грехе – пусть каждый расплачивается сам за себя!

Так это или нет, но среди них нашелся лишь один, сумевший преодолеть собственное равнодушие, для которого общественное оказалось выше личного: “И увидел это Пинхас, сын Элазара, сына Аарона священника, и встал он из среды общины, и взял копье в руку свою. И вошел вслед за израильтянином в нишу, и пронзил обоих их…».

Мидраш подробно повествует, как это происходило: «Пинхас, войдя в шатер Зимри, поразил копьем обоих грешников: Зимри, князя Израиля, и мидьянитянку Казби. Всевышний проявил для него Свои чудеса: вход в шатер приподнялся, и он вышел и вынес проткнутых копьем развратников, не сгибаясь; тела держались на копье; копье не сломалось; железный наконечник копья удлинился и пронзил их обоих так, что всем было видно, чем они были заняты; кровь не стекала на него».

Столь радикальный поступок был воспринят исраэльтянами неоднозначно. Некоторые даже решительно выступили против него, причем, не простые члены общины, а даже мудрые и просвещенные. Их возмутило, почему Пинхас взял на себя такую ответственность: самолично, без решения судей еврейских колен, вынес приговор грешникам и привел его в жизнь. Что за непростительная дерзость! 

Раби Йеуда бен Пази утверждает, что и мудрецы того поколения были недовольны поступком Пинхаса: «Хотели они исторгнуть Пинхаса из общества, – сказал он,  но Всевышний провозгласил: «Пинхас, сын Элазара, сына Аарона священника, отвратил гнев Мой от сынов Израиля, вступившись за Меня среди них, и не истребил Я сынов Израиля в ревности Моей. Посему скажи: вот, даю Я ему Мой завет мира; И будет он ему и потомству его после него  заветом священства вечного, за то, что он вступился за Бога своего и искупил сынов Исраэйля» (Бемидбар, 26; 11-13).

Вот что это такое – глубинное человеческое непонимание! Впрочем, нельзя спешить осуждать заблуждавшихся мудрецов. Так может быть с каждым, принимающим ответственное решение на основании неверно трактуемых фактов, без тщательного анализа того, что происходит на самом деле. 

Точки над происшедшем расставил Всевышний: «Те из колена Шимона, кто хотел напасть на Пинхаса и убить его, упали замертво». Остальные с облегчением вздохнули: наконец, прекратился очистительный мор, унесший десятки тысяч жизней грешников. А наш герой, мужественный и неравнодушный Пинхас, сын Эльазара и внук Аарона, единственный из Поколения пустыни оскорбившийся за Всевышнего, был удостоен Ашемом высочайшей чести: права на вечное коэнство, дарованное ему и его потомкам. Из этого эпизода, нашедшего себе место на страницах Торы, последующие поколения евреев делают важный вывод: чувствуешь, что ты прав и защищаешь богоугодное дело – действуй решительно и без промедления!

Потому как именно служение Всевышнему помогает нам сберечь себя и своих близких, не забывая, что двери общины всегда открыты.