Военные медики Израиля опять совершили невозможное.
Супруги Каров после выздоровления главы семьи.

          Не так давно у супружеской четы Аарона и Цвии Каров родилась дочь. И это событие следует считать еще одной победой лейтенанта Карова, который получил тяжелейшие ранения в ходе операции «Литой свинец», начавшейся в конце декабря 2008 года. Врачи больницы «Бейлинсон» в Петах-Тикве, боровшиеся за его жизнь, извлекли из тела Карова более 300 осколков.

НЕ ТЕРЯЯ НИ СЕКУНДЫ
          В выздоровлении Аарона сомневались даже опытные врачи. В самом деле, когда 22-летнего лейтенанта Карова извлекли из-под обломков обрушившегося в результате подрыва террористами здания, у него… не было лица. Огромная бетонная плита рухнула на лежавшего плашмя уже без сознания командира взвода Аарона Карова.
          Для сохранения жизни тяжело раненного военнослужащего было необходимо, не мешкая ни секунды, обеспечить доступ воздуха в его легкие. Военный парамедик прямо на поле боя пытался вставить ему в рот специальную трубку. Но после страшного удара бетонной плитой на лице Аарона невозможно было найти рот… Парамедику пришлось использовать все свое умение и проявить немалую выдержку и настойчивость, чтобы все-таки вставить трубку.
            Однако при транспортировке тяжело раненного на вертолете в больницу «Бейлинсон» трубка выпала. Парамедик только и мог, что сделать трахеотомию – ввести дыхательную трубку через разрез на шее – непосредственно во время перелета.
          Доктор Ариэль Бадан, работающий в больнице «Каплан» в Реховоте, до того прослуживший военным врачом на одной из военных баз без малого два десятка лет, сказал корреспонденту «НВО», что трахеотомия, сделанная Аарону Карову в воздухе, – первый случай такого рода хирургического вмешательства, проведенного во время полета, когда операционное поле сильно сотрясается.

И НОВОБРАЧНЫЕ ИДУТ НА ВОЙНУ
          …Лейтенант Каров во главе своего взвода оказался в секторе Газа через восемь часов после свадьбы. Его призвали в день начала антитеррористической операции «Литой свинец». В нашем случае важно заметить, что Аарон Каров – ортодоксальный иудей и его поступок вызвал споры среди единоверцев. Дело в том, что Тора (Ветхий Завет) предписывает молодоженам оставаться дома с женой в течение года после бракосочетания и даже освобождает их от военных тягот. Отцу Аарона, к слову говоря – раввину, пришлось разносить по синагогам специальную листовку, в которой разъяснялось, что «в случае нападения врага в бой обязан идти каждый гражданин страны, независимо от национальности и принадлежности к той или иной религиозной конфессии».

  Лейтенант Каров не помнил, как он получил ранение в секторе Газа. Когда он стал приходить в себя, то попросил солдат, которыми командовал, рассказать ему о событиях, непосредственно предшествовавших ранению. Бойцы напомнили своему командиру, как он вошел в дом, чтобы проверить, не скрываются ли там террористы.

  Вместе с ним, несколько позади, шел связист Нехемия Рубин. Когда они поднялись по ступенькам на бельэтаж, прогремел взрыв. Заряд террористы установили под потолком, поэтому основной удар пришелся точно на голову Аарона Карова. Нехемии Рубину повезло – взрывная волна отбросила его к лестнице, по которой он скатился кубарем. Нехемия отделался легкой контузией, ушибами и царапинами.

ЛЮБОВЬ СИЛЬНЕЕ СМЕРТИ.

  Получив известие о ранении мужа, Цвия Каров вначале не поняла всей серьезности ситуации. Она никак не предполагала, что речь идет о жизни и смерти ее супруга. Но у женщины-офицера, с которой Цвия ехала в больницу «Бейлинсон», вырвалось: «Он безнадежен». Первые операции в общей сложности продлились 14 часов. Голову и лицо Аарона врачи собирали по кускам. Одного хирурга сменял другой, и на выходе из операционной они рассказывали его родителям и Цвии о состоянии сына и мужа.

  Сообщения медиков не внушали оптимизма. Доктор Стив Джексон, который первым оперировал лейтенанта Карова, расстроил молодую жену Аарона и его родителей до слез, высказав мнение, что ему в дальнейшем суждена растительная жизнь, ибо шансов компенсировать тяжелые повреждения мозга невозможно. И в самом деле у Карова было тяжелейшее ранение головы. Один из осколков проник в мозг, пропорол его по сложной траектории, повредив синусы твердой мозговой оболочки и поразив важные центры. В принципе пессимизм доктора Джексона был оправдан: застрявший в мозгу осколок оставлял немного шансов на благоприятный исход. На лице Аарона были повреждены скулы, нос и глазницы.

  Нашпигованная осколками левая рука не двигалась. Нейрохирурги в буквальном смысле собирали голову лейтенанта Карова по кускам. Рукой занимались ортопеды. За спасение жизни Аарона Карова несколько военных медиков получили знаки отличия от командующего округом.

  Цвия дневала и ночевала рядом с мужем. Она постоянно разговаривала с ним, находившимся долгое время без сознания. Жена внушала мужу, что он справится с бедой. Цвия напоминала Аарону подробности свадебной церемонии и даже напевала песню, которой сопровождался обряд бракосочетания. И улучшения наступили. Причем настолько резкие, что они поразили даже видавших виды врачей.

  На третий день после серии операций Аарон Каров пришел в сознание. Через шесть дней восстановилось самостоятельное дыхание. Через две недели он начал ходить, а менее чем через месяц прошептал первые слова. Теперь главное – вспомнить. Однако память вернулась только во время реабилитационного периода в больнице «Шиба» Тель ха-Шомер. Через два с половиной месяца лейтенанта Аарон Карова выписали из больницы. Он мог бы покинуть стационарную госпитальную койку и раньше, но сам настоял на пребывании в больничном учреждении до той поры, когда сможет ходить без костылей.

  Всего лейтенант Каров перенес 14 (!) операций, пять из которых ему провели во время пребывания в палате интенсивной терапии и три в ходе курса реабилитации. Самым тяжелым хирургическим вмешательством оказалось возвращение на свое место участка черепной кости, удаленной с целью обеспечения доступа нейрохирургов к мозгу в ходе извлечения осколка. Несколько раз развивалось инфекционное осложнение, и уже приживленную кость приходилось удалять. Ее вернули на место только через полгода. Вначале Аарон носил протез носа, но он выглядел не очень естественно, и от него пришлось отказаться. И тем не менее израильские пластические хирурги сотворили чудо – сегодня, через 22 месяца после ранения, лицо Аарона Карова выглядит вполне симпатично.
Хотя лейтенант Аарон Каров нашел в себе силы присутствовать на завершении курса своих солдат, реабилитационные мероприятия продолжаются. Но уже в амбулаторном режиме. Четыре раза в месяц Каров приезжает в реабилитационный центр «Шиба» в Тель ха-Шомере, где проходит коммуникативные сеансы терапии, принимает физиотерапевтические процедуры, цель которых восстановить устойчивость тела при стоянии и ходьбе. И если поначалу Аарон с трудом держал в руках даже столовую ложку во время обеда, то теперь он с удовольствием моет посуду и в состоянии самостоятельно, не хромая, пройти не менее километра.

ОН ВСЕ РАВНО ОСТАНЕТСЯ СОЛДАТОМ.

  Лейтенанта Карова уволили из армии по состоянию здоровья, но как инвалид он остался под опекой ЦАХАЛа. Именно армия оплачивает ему длительное лечение, и за счет Министерства обороны молодой семье Каров куплена квартира в центре страны. Аарон Каров не сомневается, что со временем он окрепнет настолько, что сумеет в случае призыва вновь встать в строй.

  …В тот момент, когда лейтенант Аарон Каров привез новорожденную дочь из больницы и вносил ее в свой дом в поселении Ариэль в Самарии, ему позвонили из канцелярии главы правительства Израиля и объявили, что с ним будет говорить Биньямин Нетаньяху. Израильский лидер начал разговор с такой фразы: «Поздравляю и преклоняюсь!»

            Захар Гельман – профессор.