Череду осенних еврейских праздников завершают  Шмини Ацерет и Симхат Тора.
В Торе сказано, что на восьмой день от начала праздника Суккот будет еще один отдельный, самостоятельный праздник. Его название показывает, что на восьмой день (шмини) кого-то задержали (ацерет).
Мудрецы постановили, что в этот день — Шмини Ацерет — евреи будут заканчивать ежегодный цикл чтения Торы и начинать чтение ее с начала. Так в Шмини Ацерет вошел еще один элемент — Симхат Тора — праздник завершения цикла чтения Торы, или — Радость Торы.
Но все же кого и зачем задержали, и почему мы празднуем такую задержку?
Лидер нашего поколения Любавический Ребе говорил: “Сказано о Шмини-Ацерет, что Всевышний как бы молвит: “каша алай прэдатхэм” – “тяжело Мне расставаться с вами” (буквально – “расставание ваше”). Всевышнему, словно, трудно расстаться с евреями после праздничных дней.
Мудрецы поясняют это притчей: царь пригласил гостей к себе на праздник. Окончился праздник, все разъезжаются и царь говорит: “Тяжело мне расстаться с вами, останьтесь со мной еще немного”. Но, если разлука неизбежна, чему поможет короткая задержка?! Ответ в слове “придатхэм” (разлука ваша) – почему не сказано “придатейну” (разлука наша)?
Взаимоотношения между евреями и Б-гом не должны знать расставания. С Его стороны связь с евреями вечна и непрерывна. Расставание, разрыв несут только евреи, которые порой отворачиваются от Б-га, отдаляются от Него.
Вспомним важнейшую заповедь праздника Суккот – заповедь о четырех растениях – символизирующих единство евреев. То есть речь идет о празднике единства – между Всевышним и Его народом. Кончается праздник, развязана вязанка растений, нарушено единство, начинается отчуждение. И говорит Всевышний: “Тяжело Мне видеть разделение между вами”.
Цель Шмини-Ацерет не только в том, чтобы отдалить расставание, но и в том, чтобы создать новое единство – на весь год.
Если в Суккот нас объединяет заповедь четырех растений, то в Шмини-Ацерет – танцы с Торой в руках. А в танце единство естественно и не достигается усилием: танцующие мудрец и простак равны. “Усвоить” Тору каждый может в меру своих способностей, а вот обнять свиток Торы и плясать с ним может каждый в равной мере.
Когда все евреи, от самых великих мудрецов до самых простых ремесленников, пляшут вместе, нельзя сказать, что один пляшет “мудрее” другого. Нет градаций, они равны в танце. И поскольку это единство не “собирает”, а “уравнивает”, оно не исчезает, когда танец кончается.
Жду вас, друзья, в месте нашего единства и равенства, синагоге, и ответственно заверяю, что радость, обретенная нами на Симхат-Тора, наполнит весь последующий год каждого и сбережет нас и наших близких.

Раввин Йосеф-Ицхак Вольф