Автор Зак Ротбарт 


    В 1919 году Генри Форд купил небольшую, местного значения убыточную газету. В последующие годы The Dearborn Independent будет обильно цитировать «Протоколы сионских мудрецов», обвиняя международный еврейский заговор в войне, бедности, большевизме и даже в «еврейской джазово‑дебильной музыке». «Международный еврей: главная проблема мира» — «величайший хит» антисемитской публицистики, опубликованный в газете, — был выпущен также в виде сборника из четырех выпусков, распространявшегося в дилерских центрах Ford по всей территории США и переведенного на немецкий язык. Интересно, что в американском издании не упоминалось имя Форда, хотя оно фигурировало в немецком издании.

Генри Форд 2-й на фабрике в Израиле

 

Менее чем через полвека после того, как The Dearborn Independent закрыли после иска о клевете, Генри Форд II прибыл в Государство Израиль, посещая завод Ford в Галилее. Если антисемитизм Генри Форда‑старшего общеизвестен, то сионизм его внука и поддержка им еврейских инициатив известны гораздо меньше.

В сентябре 1945 года, через несколько недель после своего 28‑летия и официальной капитуляции японцев, Форд II стал новым президентом автомобильного гиганта. Известный как «Хэнк‑Двойка», молодой президент руководил компанией последние два года жизни деда, а затем еще целый ряд десятилетий.

Вскоре после обретения Израилем независимости Форд осуществил торговую сделку, в рамках которой была поставлена крупная партия автозапчастей, чтобы помочь смягчить транспортный кризис для молодого государства.

Тогда же Форд лично подарил первому президенту Израиля автомобиль Ford Lincoln Cosmopolitan. По сообщениям СМИ, единственным получателем этой модели, кроме Вейцмана, был президент США Гарри Трумэн. Взнос Форда в 50 000 долларов в 1950 году сделал его главным донором первой в истории кампании Христианского комитета Объединенного еврейского призыва в пользу Израиля.

Во время Шестидневной войны, в 1967 году, Генри Форд вручил своему хорошему другу, еврейскому бизнесмену и филантропу Максу Фишеру, теплую личную записку с чеком на 100 000 долларов для израильского Резервного фонда.

Вскоре после этого Форд‑младший выполнил и свое обещание создать сборочный завод Ford в Израиле и поддерживать деловые отношения с еврейским государством, отказываясь уступать перед угрозой бойкота, несмотря на обширные и прибыльные связи в арабском мире. Арабский бойкот вступил в силу, а с завода в Назарете начали выезжать автомобили. Форд сказал тогда: «Никто не будет указывать мне, что делать».

Позже он подробно остановился на своем решении: «Это была прагматичная деловая процедура… Я могу сказать, что на меня отчасти влиял тот факт, что компания по‑прежнему страдает от обиды на антисемитизм своего далекого прошлого. Мы хотим преодолеть это. Но главное, что у нас был дилер, который хотел открыть агентство по продаже нашей продукции, — ну и пусть он это делает».

Первый Ford Escorts — с шинами, аккумуляторами и краской, сделанными в Израиле, — сошел с конвейера в Назарете весной 1968 года. В газетной статье сообщалось о первоначальном выпуске: три автомобиля в день, с планами увеличения до восьми!

В октябре 1971 года состоялось торжественное празднование выпуска 15‑тысячного автомобиля. В следующем году завод начал сборку новой четырехдверной модели Escort 1300, и Генри Форд вновь приехал в гости. Ныне впервые представлена коллекция редких фотографий этого визита из архива Дана Хадани, входящего в коллекцию фотографий семьи Притцкер Национальной библиотеки Израиля.

По мере роста экспорта в Африку, в 1970‑х годах, в Назарете также собирались автомобили Ford Transits, грузовики и автобусы.

В 1975 году на фоне сообщений о том, что Форд, наконец, уступит давлению бойкотчиков, он сказал: «Мы собираемся продолжать вести бизнес в Израиле, но если мы сможем вести бизнес и в арабской стране, будет еще лучше. Мы можем вести дела с обеих сторон… Я полагаю, никто всерьез не хотел бы, чтобы мы, в духе обратного бойкота, воздерживались от ведения дел в арабских странах просто из‑за наших отношений с Израилем».

Премьер‑министром Израиля во время исторического визита Генри Форда II в Израиль в 1972 году была рожденная в России и выросшая в США сионистка Голда Меир, а завод Форда в Назарете был расположен недалеко от Хар Мегиддо, известного также как Армагеддон — место финальной битвы, описанное в Апокалипсисе.

Примерно за пятьдесят лет до того в The Dearborn Independent была опубликована статья под названием «Принесет ли еврейский сионизм Армагеддон?». В статье осуждались «преобладание доминирующего большевистского элемента» в современном сионистском движении, а также тот «факт», что «еврейское правительство Палестины очень похоже на правительство России — в основном состоит из иностранцев». Осуждались и дезинформированные «христианские друзья евреев», которые поддерживают сионистский проект. Интересно, хотя The Dearborn Independent была недвусмысленно антисемитской газетой, у нее, похоже, было своего рода уважение к сионизму — по крайней мере, в его религиозной, мессианской форме. Конечно, к его светскому, социалистическому виду, который в значительной мере характеризовал сионистское движение того времени, отношение было иным.

Генри Форд‑старший однажды сказал: «Из всех глупостей, жертвой которых становится старшее поколение, самая глупая — постоянная критика младшего поколения, которое не будет и не может быть таким, как мы, потому что мы и они — разные племена, произведенные из разных элементов в Великом духе времени».

Билл Форд, нынешний исполнительный председатель Ford Motor Company и правнук Генри Форда, посетил Израиль в 2019 году, чтобы открыть новый исследовательский центр Ford в Тель‑Авиве.