В первой главе книги «Ваикра», которую мы читаем на этой неделе, содержатся указания Ашема по поводу жертвоприношений в походном Храме, где каждому виду прегрешений определяется соответственное жертвенное искупление.
В предыдущих годичных циклах изучения нашей главной Книги мы уже отмечали одну особенность этой главы, где то и дело встречаются странные, на первый взгляд, грамматические глагольные построения: «И воззвал к Моше, и сказал Господь ему из шатра соборного, говоря: Поговори с сынами Исраэйлевыми и скажи им: когда кто из вас хочет принести жертву Господу, то из скота, из крупного или мелкого скота, приносите жертву вашу». Ваикра 1;1. Обратили внимание: (и сказал – говоря; поговори – и скажи)?
Или другой стих: «И сказал Господь Моше, говоря: Скажи сынам Исраэйлевым, говоря: если кто…». Ваикра 4; 1-2. Здесь тоже подобное построение: (И сказал – говоря; скажи – говоря). Как понимать такое «скопление» глаголов, означающих одно и то же, по сути – синонимов? Если учесть, что в Торе нет ни лишних слов, ни пропущенных, то наши мудрецы, с особым вниманием отнесшиеся к такому феномену, полагают здесь наличие определенного тайного смысла. Суть его в том, что общение Всевышнего с Моше происходило наедине, свидетелей или других участников этих бесед не было, и, кроме прямых Б-жественных указаний, которые лидер поколения пустыни немедленно доводил своему народу, наверняка им было получено немало другой, весьма ценной информации, которой в дальнейшем он распоряжался уже по собственному усмотрению.
Так вот, в плане необычных построений типа «говоря – скажи» наши мудрецы, прежде всего, видят определенный намек, некое предостережение весьма тщательно относиться к полученной информации, не допускать обнародования ни своих, ни чужих секретов. Недаром у нас есть свои, проверенные веками, правила хранения секретов. Полагаю не лишним напомнить их:
Когда с глазу на глаз вам рассказывают что-то личное о жизни или о делах, нельзя пересказывать это другим, даже если вас об этом не предупреждали.
Но если информация дана в присутствии трех или более человек, можно передавать содержание разговора, но только в том случае, когда речь шла не о дурных поступках и достоинство рассказчика не будет унижено.
То же правило распространяется и на мужа с женой; они не имеют права передавать друг другу то, что им сообщили по секрету. Часто это касается и того, что рассказывают дети.
Если вы слышали, что какой-то человек разносит сплетни, никогда не доверяйте ему свои секреты.
***
В этой же главе внимательный читатель обязательно выделит стихи, с рефреном типа: «если кто согрешит…». Рассмотрим один из них, с перечнем наиболее известных всем провинностей: «И сказал Господь Моше так: Если кто согрешит и совершит проступок пред Господом, и запрется пред ближним своим в том, что отдано ему на сохранение, или в наложении руки, или в хищении, или обманет ближнего своего, Или найдет потерянное и не признается в этом, и поклянется ложно в чем-нибудь, что делает человек, греша этим, То, согрешив и сделавшись виновным, он должен возвратить похищенное, что похитил, или отнятое, что отнял, или вклад, который ему был доверен, или потерянное, что он нашел. За все вообще, в чем он поклянется ложно, он должен платить сполна и пятую долю сверх того прибавить; тому, кому это принадлежит, должен отдать это в день (признания) вины своей, И в жертву повинности его пусть принесет Господу…». Ваикра 5: 20 – 25.
Добавлю от себя, что праведные евреи не допускают и малейших случаев нечестности по отношению к другому. Поэтому любое, даже остроумное, лукавство нещадно высмеивается. Как в следующей маленькой истории:
«- Ужас, – говорит Яков своему другу. – Моя дочь завтра выходит замуж, а я пообещал ей в приданое пять тысяч рублей. Теперь половины приданого не хватает.
– Ну и что? – отвечает друг. – Обычно отдают только половину из обещанного приданого.
– Так этой-то половины и не хватает!».
***
Из этой же главы комментаторы наших священных текстов выносят практические рекомендации по поводу материальных взаимоотношений в свете еврейского Закона. Приведу лишь некоторые (в интерпретации раввина Арье Кармеля):
Одна из мицвот – обязанность возвращать одолженное. Она вытекает из слов: «И не задерживай у себя на ночь заработка наемника до утра». Ваикра 19: 13.
Если вещь утрачена из-за небрежности или халатности хранителя, он,
разумеется, должен за нее уплатить. В других случаях вопрос решается в зависимости от того, бесплатным или платным было хранение, или вещь взята в долг.
1) Если человек взялся хранить что-либо бесплатно и при этом не имеет права пользоваться этой вещью, то он не обязан платить ни в случае, если вещь у него украдена, ни тогда, когда она утрачена по независящим от него обстоятельствам.
2) Если вещь хранят или берут напрокат за плату, то держатель ее обязан уплатить, если вещь у него украдена, но освобождается от платы в случае, когда она утрачена по независящим от него обстоятельствам.
3) Тот, кто одолжил вещь на время, обязан платить во всех случаях ее утраты. Если вещь сломалась или испортилась при правильном ее использовании, без вины должника, он платить не обязан.
Как видит читатель, еврейские правила обращения с чужим имуществом справедливы и тщательно продуманы. Они помогают нам беречь себя и своих близких и помнить, что двери общины всегда открыты.