Из писем Любавичского Ребе, в которых затрагивается тема утраты и скорби.

13 тишрея 5728 (17 октября 1967) года

***

Ариэлю Шарону

 

 Мир и благословение

 

Я был глубоко опечален, когда прочел в газете о трагической гибели Вашего замечательного юного сына, да покоится он в мире. Нам не дано понять пути Творца. Вы уцелели во время войны и бедствия — более того, Вы стали одним из тех, кому наш народ, сыны Израиля, обязан победой над врагами, когда «малочисленные победили многочисленных». И вот в это время в Вашем собственном доме произошла страшная трагедия. Впрочем, неудивительно, что людям не дано понять пути Творца, который бесконечно превосходит любого из нас. Нас же не удивляет, что маленький ребенок не в силах понять пути великого, уважаемого престарелого мудреца, несмотря на то что разница между ними конечна и преодолима.

Ариэль Шарон накладывает тфилин у Стены Плача после окончания Шестидневной войны.

 

Разумеется, все это ни в коей мере не уменьшает горя и страданий. Поэтому, невзирая на разделяющее нас расстояние, я хочу принести Вам свои соболезнования.

 

На первый взгляд может показаться, что мы далеки не только географически, так как даже не знакомы и не слышали друг о друге до Шестидневной войны, когда Вы стали знаменитым и прославились как военачальник и защитник нашей Святой земли и ее жителей. Однако в соответствии с основополагающим, глубоко укоренившимся древним принципом, согласно которому все евреи — родственники, Ваша слава лишь проявила то, что существовало и прежде, — взаимосвязанность всех евреев, живущих как в Святой земле, так и в диаспоре. Именно это побудило меня написать эти слова Вам и Вашей семье.

 

Еще одной причиной, побудившей меня написать Вам, стало колоссальное воодушевление, охватившее многих наших еврейских братьев, когда Вы возложили тфилин около Стены Плача. Ваш поступок получил широчайшую известность и отозвался в самых широких еврейских кругах по всему миру.

 

Даже когда речь идет о такой страшной трагедии, как Ваша, одним из способов утешения — и это даже нечто большее — является идея, выраженная в традиционном тексте, который произносит скорбящий, — тексте, освященном многими поколениями Торы и еврейской традиции: «Да утешит вас Всевышний вместе с другими скорбящими о Сионе и Иерусалиме».

 

На первый взгляд непонятно, какое отношение имеют скорбящие о Сионе к человеку, оплакивающему кончину кого‑то из близких. Однако, если вдуматься, становится ясно, что внутренний смысл этой фразы несет величайшее утешение. Скорбь о Сионе и Иерусалиме является общей для всех сыновей и дочерей Израиля, где бы они ни находились. Разумеется, те, кто живет в Иерусалиме и своими глазами видит Стену Плача и руины Храма, ощущают это сильнее, чем те, кто находится далеко; однако даже на большом расстоянии они чувствуют величайшую боль и скорбь в связи с разрушением. Точно так же горе каждого еврея или еврейской семьи разделяет весь народ. Это само по себе служит источником утешения. Ибо, как говорили мудрецы, народ Израиля является единым целым.

 

Еще одним утешением должно быть следующее. Мы совершенно уверены, что Всевышний отстроит руины Сиона и Иерусалима, соберет еврейских изгнанников со всех концов земли, послав праведного Машиаха, и приведет их в радости, дабы они увидели радость Сиона и Иерусалима. Точно так же мы твердо уверены, что, когда речь идет об отдельных людях, потерявших близких, Всевышний исполнит Свое обещание: «Оживут мертвецы твои, восстанут мертвые тела! Воспряньте и торжествуйте, поверженные в прахе». И тогда мы возрадуемся истинной радостью и воссоединимся благодаря грядущему воскрешению мертвых.

 

И, наконец, третий момент. Что касается Сиона и Иерусалима, то римляне, а до них вавилоняне получили власть лишь над камнем и деревом, серебром и золотом физического Храма, но не над его внутренней духовной природой, которую каждый еврей чувствует в своем сердце; народы над ней не властны, она бессмертна. Это справедливо и в отношении наших личных утрат: смерть властна лишь над телом из плоти и крови, над нашим физическим существованием. Душа же бессмертна. Когда человек умирает, она возносится в мир Истины.

 

Дай Б‑г, чтобы Вы и Ваша семья не знали больше боли и утрат и чтобы Вы нашли утешение в своей дальнейшей деятельности по защите нашей Святой земли, о которой сказано: «Земля, о которой Г‑сподь, Б‑г твой, печется, очи Г‑спода, Б‑га твоего, непрестанно на ней» (Дварим, 11:12), а также в соблюдении заповеди тфилин (тем более что каждая заповедь влечет за собой другую заповедь).

 

С уважением и благословением.