Немного о политике.

Сегодня на слуху у всех слово “коррупция”. Что это такое, и чем она опасна для нас?

.        – Коррупция – это когда чиновники повязаны грязными делами друг с другом, – скажут одни. – Всем наплевать на государственные дела, заняты, исключительно, личными, – сообщат другие. – В стране царит бардак! – обобщат третьи.

В принципе, с этим бы можно бы согласиться, но словарь иностранных слов дает прямой перевод «коррупции» с латыни, как эквивалент русского слова продажность. Дословно: «Коррупция ( с лат. Corruptio ) – подкуп, продажность общественных и политических деятелей, должностных лиц». 

Коротко и ясно – продажность! И нет в цивилизованных странах мира понятия отвратительнее коррупции, потому что в державах, разъедаемых этой ржавчиной, не может быть – по определению! ни одного честного человека у власти. 

Другими словами, пораженные коррупцией управленческие системы немедленно исторгают из себя все чистое и здоровое, оставляя или прямых преступников, или – их пособников – приспособленцев.  

          Коррупционная общественная модель, в первом приближении, такова: на всех, без исключения, постах с властными полномочиями находятся лица, обеспечивающие личные интересы тех, кто их на эти должности назначил. Кто не согласен с этим – будет отстранен немедленно. Станет верно служить – получит возможность щипануть что-нибудь и для себя лично. Точно такой же подбор – теперь уже вновь назначенными – будут осуществляться по вертикали ниже.

Продажными чиновниками (сфера их интересов, исключительно, торговля хлебными местами: разрешительными полномочиями, лицензионными привилегиями, общенародными материальными ценностями, званиями и наградами, налоговыми льготами и пр.) создается саморазрушительный механизм, в котором денежные потоки функционируют снизу вверх, решая любую проблему за счет живительной влаги, изымаемой из корневой системы. При этом, последняя, питая ненасытную верхушку, вянет и засыхает, неся смерть и разрушение самому древу.

Ну, это в теории. На практике же, подобная стагнация может продолжаться  достаточно длительное время, иногда на протяжении жизни нескольких поколений. Так что, на первый взгляд, для конкретной семьи или конкретного человека существование в таком обществе выглядит вполне терпимо. Ужасно другое. В процессе функционирования коррумпированных моделей в орбиту их влияния, вольно или невольно, втягиваются столь огромные человеческие массы, что начинают буксовать и разлагаться важнейшие нравственные институции. Служители церкви, раздираемой теми же противоречиями, что и светское общество, наряду с неминуемой утратой авторитета, теряют возможность верно отвечать на главные для борьбы со скверной вопросы: что есть хорошо и что – плохо? 

И  следствие: государственные властные структуры, в связи с отсутствием уважения и доверия к ним, перестают исполнять свою важнейшую функцию – держать общество в рамках законности и порядка. Вначале наступает беспредел, после – коллапс.

Вдумайтесь, как это страшно: общество отказывает в уважении начальнику любого уровня, государственному чиновнику любой структуры подчиненности – всем, без исключения! твердо зная, что среди этой категории, по определению, не может быть ни одного честного человека. Перед тобой – или вор, или низкий приспособленец, а чаще всего, то и другое вместе.

Среди них много наших знакомых. Внешне они от нас неотличимы. Их дети учатся вместе с нашими детьми в школах или институтах. Их жены работают рядом с нами и ведут себя так, будто не знают или не понимают, чем занимаются их мужья. А они, добросовестно исполняя волю своих хозяев, присосавшихся к изнуренному безнадежным заболеванием организму, материально или морально – кто как умеет! – дружно обирают общество.

Поэтому в коррумпированных державах честным людям остается лишь одно: исключить для себя всякую возможность каких-либо личных взаимоотношений с любыми представителями власти, чтобы, упаси Бог, не опачкать себя и свое доброе имя. С ними не принято, например, дружить домами, потому что, узнавая их по-человечески ближе, покоренные иногда их добротой и участием, мы начинаем понимать и оправдывать их нравственный выбор, сами того не замечая, как опускаемся до их уровня… Стоп-контроль!

Продолжение следует