Автор Берл Лазар 

Мы переживаем непростое время: кто‑то тяжело пережил карантин; кто‑то потерял близкого человека или друга; многие серьезно потеряли в заработке, а кое‑кто и совсем его лишился.

 

И, как всегда в трудные времена, люди демонстрируют лучшие свои качества. В последние месяцы я вижу вокруг особо яркие проявления доброты и человечности. У многих людей нет тех возможностей, что были раньше, но они не просят помощи для себя, а, наоборот, спрашивают, кому и как могут помочь сами. А каждый раз, когда нам нужны волонтеры, желающих оказывается больше, чем требуется. Что это? То ли все эти люди от природы добры — но в обычной ситуации не имели возможности свою доброту проявить. То ли беда ближнего их так поразила, что они считают себя обязанными что‑то сделать для него. Или, может быть, они вспомнили о Б‑ге и хотят получить заслугу на небесах?..

 

Как раз о подобных ситуациях говорит мишна: «Четыре типа поведения у людей, дающих цдаку. Тот, кто хочет давать сам и не хочет, чтобы давали другие, враждебен к окружающим; кто сам не дает, но хочет, чтобы другие давали, — враг самому себе; кто и сам дает, и других побуждает — благочестив; кто сам не дает и не хочет, чтобы другие давали, — грешник».

 

Если мишна определяет типы людей, дающих цдаку, — почему два из четырех типов — это люди, которые «сами не дают»? Почему мишна называет благочестивым — кстати, употребленное здесь слово можно перевести и как «хасид», притом что во время создания «Пиркей авот» хасидизма еще в зародыше не было, — человека, который на самом деле всего лишь выполняет свой долг — ведь, согласно Торе, любой обязан давать цдаку!..

 

Чтобы понять подлинный смысл мишны, надо прежде всего понять то особое место, которое занимает в ней слово «хочет». Давать цдаку — это мицва: а вот «хотеть дать цдаку» — это уже вопрос человеческого характера, нашего настроя выполнять мицвот. Да, соблюдение заповеди складывается из действия и намерения, и действие — главная составляющая: даже если человек очень хотел есть мацу на Песах, но не ел, он не исполнил заповедь. Но с другой стороны, если есть желание сделать, но по какой‑то причине его не удается реализовать, само это желание тоже засчитывается перед Б‑гом. Рамбам указывает в этой связи, что, даже когда человек не хочет исполнять мицву, важно не только заставить его исполнять, но и заставить говорить «я хочу исполнить», — потому что мы верим, что истинное желание души человеческой устремлено к добру, а все помехи идут от неблагоприятных внешних обстоятельств или от йецер а‑ра, инстинкта зла.

 

Возвращаясь к началу мишны, вспомним, что цдака — единственная заповедь, относительно которой Г‑сподь разрешает нам испытать Его: «Принесите все десятины в дом хранилища, чтобы в доме Моем была пища, и хотя бы в этом испытайте Меня <…> не изолью ли на вас благословения до избытка» (Малахи, 3:10). Смысл цдаки — в добром отношении к другим людям, то есть мы помогаем Его детям и вправе рассчитывать, что Он поможет нам — тоже Его детям!

 

И наоборот: кто не помогает ближнему, не может рассчитывать на помощь для самого себя. На этот счет есть известная притча о богаче, который выдал дочь замуж за раввина, пообещав, что будет содержать семью зятя, чтобы тот мог без помех заниматься Торой. Обещания своего богач не сдержал, и спустя какое‑то время в его бизнесе начались проблемы. Богач знал, что его зять в хороших отношениях с министром, способным эти проблемы уладить, и попросил его использовать свое влияние. Тот согласился — но, поскольку жил в нищете, отправился к министру в изношенной и рваной одежде. Увидев гостя, чиновник сразу все понял и помогать решительно отказался: «Если человек к своим детям так относится, веры ему быть не может!»

 

Подводя итог, сформулируем для себя главные уроки мишны. На деле почти каждый человек кому‑нибудь помогает: если он «сам не дает и не хочет, чтобы давали другие» — такое поведение может быть продиктовано лишь ненавистью к роду человеческому. Этого человека надо всеми средствами вынудить раскрыть свою истинную душу — ту, что дарована Б‑гом и направлена на добро. Если «хочет, но не помогает» — это может быть вызвано недостатками характера (такого человека, как учит Рамбам, недурно бы и заставить) или непониманием того, что ближний нуждается (а такого человека хорошо бы просветить). Если же помогает — так пусть помогает по максимуму: цдака — это заповедь, а Тора учит выполнять заповеди с любовью и на пределе возможного.

 

И еще одна важнейшая мысль мишны: недостаточно помогать самому, надо еще делать так, чтобы и другие помогали. Мудрецы Талмуда недаром учат: «Тот, кто побуждает к добру, стоит даже выше того, кто сам творит добро». Это высшая категория человеколюбия, здесь желание и действие находятся в полной гармонии. Только такой человек может считаться благочестивым. Только такой человек может с полным правом называть себя хасидом.