Бенджамин Франклин, один из отцов-основателей Соединенных Штатов Америки, любил рассказывать:  «… Когда мне было семь лет, как-то в праздник мои друзья подарили мне горсть медяков. Я сразу отправился в магазин игрушек и, будучи очарован звуком свистка, который я видел по дороге в руках одного мальчика, охотно отдал все свои деньги за свисток. Затем я пришел домой и начал свистеть на весь дом, раздражая родных, но страшно довольный своим свистком. Мои братья, сестры, кузины, узнав о моей покупке, сказали мне, что я заплатил за него в четыре раза больше, чем он стоит,  объяснили мне, какие хорошие вещи я мог бы купить на оставшиеся деньги, и так долго смеялись надо мной, над моей глупостью, что я плакал от досады; и это переживание доставило мне огорчения больше, чем свисток – удовольствия.

        Это, однако, потом пригодилось мне, потому что запечатлелось в моей памяти; так что часто, когда у меня есть искушение купить какую-нибудь ненужную вещь, я говорю: не давай слишком много за свисток, и тем самым сберегаю свои деньги.

        Когда я вырос, вступил в большой мир и стал наблюдать за действиями людей, то я встретил многих, очень многих людей, которые давали слишком много за свисток.

        Когда я видел человека, слишком честолюбивого, жертвующего своим временем для посещения утренних приемов при дворе, своим отдыхом, своей свободой, своей добродетелью и, возможно, своими друзьями, чтобы добиться этого, я говорил себе: этот человек дает слишком много за свой свисток.

        Когда я видел человека, который слишком любит славу, постоянно занят в политической суете, пренебрегая своими собственными делами и этим губя их, я говорил: действительно, он платит слишком много за свой свисток.

       Когда я видел скрягу, который отказывается от всяких удобств, от удовольствия делать добро другим, от всякого уважения со стороны своих сограждан и от радостей чистой дружбы, и все это для того, чтобы копить деньги, я говорил: несчастный, ты слишком много платишь за свой свисток.

       Когда я встречал сластолюбца, который приносил в жертву ум, состояние только ради чувственных наслаждений и подрывал этим свое здоровье, я говорил: ты заблуждаешься, ты получаешь не удовольствие, а боль; ты даешь слишком много за свой свисток.

       Если я вижу человека, который следит за своей наружностью, любит красивые наряды, красивые дома, красивую обстановку, красивые экипажи, а все это ему не по средствам, он влазит в долги и кончает жизнь в тюрьме, то, увы, я говорю: он заплатил дорого, очень дорого за свой свисток.

        Когда я вижу, что милая, красивая девушка выходит замуж за отвратительного негодяя, я говорю себе: как жаль, что ей пришлось заплатить так много за свой свисток!

        Короче говоря, я считаю, что большая часть человеческих несчастий проистекает оттого, что люди неверно оценивают вещи и платят слишком много за свои свистки…»

        Читая это письмо, я почему-то вспомнил сборник диктантов, который приобрел летом 1972 года, сразу после окончания пединститута. Кстати, великолепный сборник – пухлая, салатного цвета книжица, цена – 69 копеек.

          Я вспоминаю ее с удовольствием, так как с нею, единственной, я прошел весь свой сорокалетний маршрут работы в школе. Не изменил ей   ни разу с другими сборниками диктантов, читал ее тексты десяткам классов на сотнях контрольных работ. Не скажу, что знаю ее наизусть, зато уверен, что этот «свисток» стоил мне значительно меньше, чем то удовольствие, которое я получал от него в течение долгих десятилетий…