Автор Эзра Ховкин

   

МУДРОСТЬ ЖЕНЩИНЫ

   Все, что свято для народа Авраама и на чем держится Дом Израиля: кашрут, святость субботы, все это передал Творец, Великий и Грозный, еврейским женщинам, чтобы хранить и соблюдать… Женщина, которая ведет дела и воспитывает детей на основе святой Торы, – о ней сказано: “Мудрость женщины строит дом…”

   ТОТ, КТО РУБИТ ЛЕД

   Ехезкелю повезло родиться в городе Меджибуже, столице хасидизма, где жил, учил и творил чудеса рабби Исроэль Баал-Шем-Тов. Мальчик видел свиток Торы, принадлежавший Бешту, ходил в синагогу, где когда-то молился этот праведник и мудрец. И понятно, что слово “хасид” слышал он с малолетства. Многим людям это слово помогло сберечь свое еврейство в стране рабочих и крестьян.

   Учась в ешиве, Ехезкель узнал, что “хасид – это тот, кто делает добро Создавшему его”. Но что же такое хасид, понял он гораздо раньше, услышав рассказ деда.

   Однажды приехал в Меджибуж один хабадник. Мороз приличный, река во льду, а у хасидов обычай – каждое утро погружаться в микву перед молитвой. Взял этот хасид топор и начал рубить лед. Рубил, рубил, пока не вырубил прорубь. Сбросил одежду, погрузился в ледяную воду, а потом оделся и пошел молиться. В Меджибуже было несколько синагог. В одной из них молились только по праздникам. Называлась она “А калтэ шул” – “Холодная синагога”, потому что в будние дни там не топили.

   И вот, после холодной миквы зашел этот хасид в “Холодную синагогу” и начал молиться. Молился он долго, и знакомые его перепугались – ведь так и простудиться можно. Пошли они забрать его оттуда и что же видят? Он качается у стены, завернувшись в талит, и несет от него жаром, и на лбу капли пота, как после бани… Он грелся изнутри, от души своей, и от этого в холодной синагоге тоже стало чуточку теплее…

   Ехезкель запомнил: хасид – этот тот, кто рубит лед.

   ПИСЬМО РЕБЕ

   Сказала как-то жена реб Хаиму-Биньомину:

   – Как это удается тебе быть таким веселым, когда у нас столько неурядиц, столько бед? Ответил он ей:

   – Ты же знаешь, я человек слабый и не могу держать в голове даже десятую долю того, что на нас навешано. Нашелся бы какой-нибудь гой-бандит поздоровее, чтобы свалить все эти цорес на него…

   Но такой гой все не находился. А сыновья и дочки подрастали, а счастливые пионеры маршировали мимо них или бегали на трибуны дарить цветы вождям. И реб Хаим-Биньомин дрожал и молил Всевышнего, чтобы этот мираж хорошей жизни не увел его детей с еврейского пути. Детки, надо правду сказать, были весьма закаленные и просили совсем немного: ну, ботинки новые, грошовое кружевце на платье. Но и на это не всегда имелись средства. И однажды реб Хаим-Биньомин послал письмо Ребе Йосефу-Ицхаку с просьбой – отчаянной! – о помощи. Вот его текст:

   “Я, молодой человек по имени Хаим-Биньомин, не имея возможности познакомиться с Вами, вынужден все же написать Вам о моих делах и обстоятельствах. Я помогал материально вашим юношам (ученикам ешивы – ред.) в Харькове, чтобы они не отвлекались от занятий и продолжали учить святую Тору. Я обеспечивал все их нужды, что может подтвердить известный Вам реб Ицхак Матмид, с которым мы ездили в Меджибуж на святую могилу Бешта…

   В последние годы, живя в Москве, я также сблизился с Вашими людьми. Меня хорошо знает Фали (Рафаэль), сын реб Боруха-Шолома, и ему известно все, что случилось со мной. Но, благодарение Всевышнему, я уже на свободе. Однако я должен работать за такую маленькую зарплату, что ее не хватает, даже чтобы хоть как-то прокормить мою семью. А ведь я обязан обучить моих детей Торе и воспитать в них страх перед Небом.

   Поэтому я прошу, окажите мне милость и пошлите помощь. Ведь Вы знаете, какая опасность подстерегает здесь детей. Не хватает мне средств, чтобы расплатиться с меламедом и купить им одежду и обувь. Да и откуда взяться средствам? А сердце мое разрывается от мысли, что сын оставит меня и пойдет по путям “этих”, не дай Б-г… И все лишь потому, что не сумел я обеспечить его самым необходимым. А на самом деле он ребенок хороший и чистый, и я очень уважаю его, потому что он терпит позор – чтобы весь его позор пришелся на меня…

   Я прошу, чтобы Всевышний, благословен Он, помиловал Вас и чтобы исполнилось пожелание, что “тот, кто сеет цдаку, пожинает спасение”, и чтобы “цдака принесла мир”. Я прошу у Вас и надеюсь, что не останусь без ответа…”

   Сколько таких писем получал Ребе Йосеф-Ицхак со всех концов колючего рая большевиков? Что он думал, когда читал их? Сколько слез пролил?

   Что ж, вместо догадок приведем его короткий, взволнованный и деловой ответ:

   “Постараюсь прислать помощь при первой возможности. Пусть Всевышний, благословен Он, пошлет вам такую парнасу, которая даст возможность растить детей для Торы, для хупы, для добрых дел…”

   Деньги от Ребе реб Хаим-Биньомин Брод действительно получил. Что он купил на них – платьице для Рейзл, зимнюю шапку для Ехезкеля? Об этом история умалчивает. Чему он обучал их? Это и так всем известно: “Вначале создал Всевышний небеса и землю…”

   Это было известно всем, кроме нескольких миллионов разного возраста еврейских детей, заблудившихся между Харьковом, медицинским институтом и Колымой…

   Время от времени реб Хаим-Биньомин появлялся на пути у кого-нибудь из них, чтобы напомнить о том, о чем нельзя забывать. А мир мчался навстречу Геуле – Избавлению – через очень темный туннель.

Продолжение следует.