Мировая история знает одну закономерность на все времена и для всех народов: стоит кому-то замыслить недоброе и попытаться привести его в жизнь, на первых порах, вроде все идет гладко. Но рано или поздно приходит час, когда справедливость торжествует, недаром говорят: «Поднявший меч – от меча и погибнет!». 

Такое случалось как на заре рождения человечества, так и на протяжение следующих тысячелетий. В частности, с нашим многострадальным народом, попавшим в незапамятные времена в тяжкую неволю египетского рабства.

В первой главе книги «Шмот», которую мы читаем на этой неделе, идет речь о приходе в Египет рода сынов Исраэйлевых общим количеством 70 человек. Пришло время и «… сыны Исраэйлевы расплодились и размножились, возросли и усилились чрезвычайно, и наполнилась ими земля та». Шмот 1;7

Давно умер великий праведник Йосеф. Память о его славных деяниях канула в лету. Сменился не один фараон, и нынешний властитель, видя растущую мощь еврейской общины и ничего не знавший о предыстории появления евреев в Египте, стал все больше и больше бояться утратить власть, а с нею, как это принято в странах с тоталитарным режимом, и саму жизнь. К тому же, человеком он был упрямым и глупым. Недаром в наших Мидрашах есть притча про тройное наказание, где своим упорством фараон напоминает наказанного слугу:

«Некто послал слугу на базар купить рыбу. Купленная рыба оказалась тухлой. За это хозяин предложил слуге на выбор одно из трех наказаний: съесть рыбу, либо получить сто ударов, либо же заплатить сто мин[22]).

– Съем рыбу, – выбрал слуга.

Принялся есть, но не успел окончить, как ему сделалось дурно.

– Нет, – заявил он, – лучше уж получить сто ударов.

На шестидесятом ударе он почувствовал, что больше ему не выдержать.

– Остановитесь! – закричал он. – Плачу сто мин.

Оказалось – он и тухлой рыбы наелся, и бит был, и денег лишился».

Так и фараон: и карам подвергся, и освободил евреев, и Египет был разорен».

Страх подтолкнул египетского владыку начать процесс притеснения и сживания со свету евреев, который  после, с роковой регулярностью, будет происходить везде, где наблюдается расцвет еврейской общины. 

Египетских евреев заставляют выполнять самые тяжелые работы. Наши соплеменники, приняв происходящее за очередное испытание, ниспосланное Всевышним, стали безропотно исполнять новые обязанности. Отныне стар и млад каторжно трудился в поле, на каменоломнях, на строительстве каменных идолов-пирамид. Еврейское население Египта окутала кромешная тьма рабства. Нередко люди не могли вынести такие притеснения и предпочитали им добровольный уход из жизни. Словом, пришла огромная беда. 

Желание раз и навсегда решить «еврейский вопрос» сподвигло фараона на более радикальные меры. И он решился на акцию, которая в двадцатом  веке получила научное определение «геноцид». То есть уничтожение людей по расовому, религиозному или иному  признаку. Причем, проявил при этом Паро не острый ум и политическую дальновидность, чем Г-сподь его явно обделил, а некоторую изобретательность, которая, на его взгляд, могла бы решить сразу две важных проблемы:  и сохранить  на долгие годы тружеников-рабов, и постепенно уничтожить сынов Исраэйлевых как мужское начало еврейского племени. Властитель не понимал, что выступая против Б-гоизбранного народа, он набивает свое брюхо тухлой рыбой.

Владыка дал приказ повитухам умерщвлять еврейских младенцев мужского пола. Ход его размышлений легко понять: зачем убивать всех евреев подряд, разве построены уже все великие пирамиды и нет нужды в добросовестных рабах?! Погубим пришельцев другим путем: уничтожим их мужское начало. А остальные – пускай себе трудятся…

Ему и в голову не могло прийти, что если бы в Египте вовсе не оставалось еврейских мужчин, то еврейские женщины  все равно продолжали рожать евреев. Так что гнусный замысел Паро был изначально неверным. 

Интересно, что на каждого врага еврейского народа всегда приходится  несколько друзей. Те же Б-гобоязненные повитухи не спешили выполнять приказ своего сатрапа. Так сказать, Б-г один, а начальников много. Под разными надуманными предлогами повитухи, которых нынче называют акушерками, всячески игнорировали распоряжения своего босса. Чувствуя, что почва уходит из-под ног, фараон пришел в глухое бешенство и требовал, чтобы новорожденных еврейских мальчиков просто топили. 

Из главы «Шмот» мы узнаем про одного такого мальчика, которому было суждено стать великим Учителем еврейского народа. Его добрая мама, не захотев выполнять царскую волю, скрывала ребенка три месяца, а затем уложила в самодельную корзинку и отнесла к берегу реки. Там младенца нашла дочь фараона, поняла, какого он племени, и, сжалившись над несчастным ребенком, наняла ему кормилицу, заплатила ей и поручила выкормить найденыша.  Волею судьбы, кормилицей оказалась настоящая мать Моше (подробности читатель узнает из текста главы). А мы с вами получили возможность под его руководством и волею Всевышнего покинуть египетское рабство и обрести свободу. Чтоб выполнять священную миссию Избранного народа, беречь себя и своих близких и не забывать, что двери общины всегда открыты.