Рассмотрим  начальные строки главы «Трума» (в переводе – приношение), которую мы изучаем на этой неделе«И сказал Господь Моше, говоря: Скажи сынам Исраэйлевым, чтобы собирали для Меня приношение; от всякого человека, благорасположенного сердцем, берите приношение Мне. И вот приношение, которое вам принимать от них: золото, серебро и медь». (Шемот 24-25; 1-2-3), после чего идет перечисление материалов, необходимых для строительства передвижного святилища.

Почему в этих нескольких строчках неоднократно применяется одно и то же слово «приношение» (трума)? Ведь нам известно, что в Торе нет лишних слов и даже букв; там ничего нельзя прибавить или убавить – все имеет свой смысл и значение, и объяснить трижды употребленное в небольшом отрывке текста слово всего лишь словоохотливостью Всевышнего, у нас вряд ли получится. Очевидно, термину «трума» здесь придается особое значение.

Исследователи наших священных текстов видят в тексте с повторяющимся словом «приношение» предложение типа: «Ну, что, Мои дорогие избранники, хорошо мы с вами посотрудничали, выходя из египетского рабства? Довольны ли вы тем, что Я для вас сделал? Хотите и впредь иметь такого Покровителя? Тогда, будьте любезны, скиньтесь по нитке – и постройте для Меня дом собственным коштом  и по Моему проекту! И сверяйте в Моем Доме свое поведение и действия с теми правилами, по которым вам предстоит жить дальше».

Выполнение такого требования давало бесценную возможность нашим предкам иметь в самом центре своего стана особое сооружение святости Мишкан, чтобы любой, бросив взгляд в его сторону, мог собственными глазами убедиться, Кто одарил кочующих евреев Своим присутствием.

Как нам известно, евреи охотно откликнулись на это предложение. Каждый нес что мог и имел, среди людей даже происходило что-то подобное соревнованию: кто больше даст на святое дело?! Давали от души, жертвовали с радостью.

И тут перед нами  возникает новый вопрос: надо ли считать приношение, о котором идет речь в главе «Трума», одним из видов благотворительности? Ведь слово это еще переводится как «пожертвование», что для многих является прямым синонимом благородной цдаки. Давайте поближе рассмотрим эти два понятия.

Благотворительность – это благо в любой форме, которое мы делаем по зову сердца или, выполняя святые заповеди, для нуждающихся в помощи. Как правило, людей. Помощь другим существам, домашним животным или прочим представителям фауны и флоры, благотворительностью не является, а всего лишь служит проявлением человеческой доброты, что вовсе не уменьшает её роль и значимость в жизни порядочного человека.

Участие в благотворении во многом зависит от личных качеств благотворителя. Недаром существует занятное обобщение:

Мягкий человек делает то, что просят.

Черствый человек не делает то, что просят.

Глупый человек делает то, что не просят.

Умный человек не делает то, что не просят.

И лишь Мудрый человек делает то, что нужно.

А что нужно мудрому еврейскому человеку, живущему по законам Торы? – Чтобы в его окружении не было тех, кому плохо! Ведь нельзя жить на острове счастья – в океане несчастья. Делая благо кому-то на Земле, ты его делаешь себе – на Небе…

Поэтому приношение (труму) нельзя считать благотворительностью. Это не цдака, которой мы делимся с нуждающимися. Ведь труму мы делаем для себя, потому что, строя Храм для общины, каждый еврей создает его в своем сердце, чтобы там навсегда поселился Всевышний.

Такие вещи понимают лишь истинно верующие люди, живущие по принципу «думай хорошо – и будет хорошо», рассчитывающие праведностью заслужить достойную участь в Мире грядущем. Умеющие видеть хорошее даже там, где найти его трудно. Как в этой простенькой истории:

«В одной семье были детки-близнецы – один пессимист, а другой оптимист. Приближается их день рожденияС учетом «мировоззренческих» крайностей своих отпрысков, родители приготовили им подарки: пессимисту лошадку, а оптимисту кучу конского навоза. Утром дети просыпаются…

Пессимист, глядя на новенькую и дорогую игрушечную лошадку:

– Hyyy, – ноет, – лошадкааа… Маленькая, а я хотел большую… Белая, а я хотел коричневую… Деревянная, а я хотел живую…

Оптимист открывая коробку с навозом:

– А у меня ЖИВАЯ!… Жаль только, УБЕЖАЛА!..»

            Чтоб наше счастье никогда не убежало, будем и свершать труму, и благотворительствовать, не забывая, что двери общины всегда открыты.