Автор Леонид Радзиховский 

68 лет назад умер Сталин

Роль Сталина в еврейской истории такая же страшная и противоречивая (а если угодно — загадочная), как и сам Кремлевский горец.  

Сталин руководил Советским Союзом, когда тот спас еврейский народ от физического уничтожения. Конечно, CCCР воевал уж никак не «ради евреев», но тем, кого спасли от печей Освенцима, было все равно, они рады были целовать сапоги советских солдат, гусеницы русских танков. В любом случае Сталин объективно сделал для евреев больше, чем любой другой политик в мире — и до, и после него. Сталин самым активным образом поддержал создание Израиля — поддержал и в ООН, и поставками оружия, и юридическим признанием. По своей роли в становлении Государства Израиль Сталин вполне сопоставим с Трумэном, с Бальфуром. При этом Сталин останется в памяти, мифах, да и в научной истории евреев, как один из величайших юдофобов XX века, почти сопоставимый с Гитлером. В январе 1953-го, после публикации сообщения об аресте «врачей-убийц», журнал меньшевиков «Социалистический вестник» написал: «В 29-ю годовщину смерти Ленина Сталин вбил-таки осиновый кол со свастикой в могилу Ленина!» Да, январь-февраль 1953-го были для евреев кошмарным сном, сном о надвигающейся Катастрофе. И вдруг — счастливое пробуждение вместо полной гибели: кто готовил смерть евреям, сам погиб! Для евреев это стало чем-то вроде казни Амана, стало почти эпическим, почти библейским событием — новым Пуримом.

 

До сих пор непонятно, как сам Сталин относился к евреям. Можно при желании считать его абсолютно индифферентным прагматиком, настоящим «имперским интернационалистом». В самом деле, вот что Сталин говорил в 1931 г.: «Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма. В СССР строжайше преследуется антисемитизм, как явление глубоко чуждое Советскому строю». Обычная сталинская ложь? Но вот его окружение: начальник личной охраны до 1937 г. — Паукер, начальник его личного секретариата — Мехлис, замначальника — Двинский, сын Яков женат на еврейке, дочь Светлана вышла замуж за еврея Морозова. Самые деликатнейшие, секретнейшие дела поручались: организация процесса «Московского Центра» — Ягоде, создание атомного оружия — Ванникову и Харитону, ликвидация Троцкого — Эйтингону, создание внешней разведки — целый длинный список еврейских фамилий. Уж о «верном псе» Кагановиче не говорю…

 

Так что не думаю, что личные предубеждения диктатора играли решающую роль в его воинствующе-антисемитской политике. Нет, скорее Сталин в этом вопросе (как и всегда) руководствовался только ледяным расчетом, приправленным «остроумием» садиста.  Его политическая линия с 1920-х до самой смерти была неизменна — движение от ленинского интернационализма к государственному великорусскому национализму. Конечно, двигался Сталин зигзагами, но общая логика выдерживалась все время.

 

Антисемитизм на таком пути был абсолютно неизбежен. Сталин, не будь дурак, использовал этот козырь против Троцкого–Зиновьева и Ко. Использовал по-сталински — вытягивая из рукава. Дальше антисемитизм пригодился во время краткого сближения с Гитлером (1939–1940), а еще больше — во время войны с Гитлером. Сталин очень боялся успеха среди русских людей немецкой антисемитской пропаганды («Бей жида-политрука, просит морда кирпича!») и противоядие видел в том, чтобы разыгрывать карту русского национализма и скрывать правду о том, что немцы ведут геноцид евреев — чтобы русский солдат не решил, что воюет «за евреев». Ну а госантисемитизм 1948–1953 годов был вызван многими причинами.

 

Евреи имели свое государство (созданное, повторяю, с помощью Сталина) — значит, потенциальные предатели! Даже в США время от времени встает вопрос о «двойной лояльности» — что же говорить об СССР, этой «осажденной крепости», с ее шпиономанией, где наличие родственников за границей уже было преступлением!

 

Для поддержания сталинского режима необходима перманентная «охота на ведьм», поиски «врагов внутренних», «пятиминутки ненависти» — но ведь все это обострение паранойи и зовется «антисемитизмом»! И расчет оказался настолько верным, что сумасшедшие старухи, до сих пор таскающие портреты Сталина, помнят из всех его подвигов только одно — сладкий вкус сталинского госантисемитизма. Да, сталинизм и антисемитизм — истинно две половинки одного целого.

 

Не знаю, готовил ли Сталин в 1953-м депортацию евреев (честно говоря, доводы Г. Костырченко, отрицающего такой конкретный план, кажутся мне вполне убедительными), не знаю, готовился ли он всерьез к мировой войне, но ясно, что его режим двигался и к первому, и ко второму с такой же логической неизбежностью, с какой сам Сталин двигался к смерти. На наше и всего человечества счастье, эти гонки со смертью Сталин проиграл. И поэтому мы имеем все основания праздновать день 5 марта как новый Пурим.

(Опубликовано в газете «Еврейское слово», № 133)