Автор Рина Зак

Работая над воспоминаниями детей, родившихся в Каунасском гетто, я зачем-то открыла книгу Вольфа Виленскиса “Повороты судьбы” (Герой Советского Союза Виленскис был командиром батальона 249 стрелкового полка 16 Литовской стрелковой дивизии). 

На фото бойцы 16 Литовской дивизии

Бывает же так – первое, что я увидела – строки о моем отце. Признаюсь, была очень взволнована. Вот, что он пишет (речь идет о бое в районе Гитаряй в Литве): “Мы решительно двинулись вперед, но тут же попали под бомбежку самолетов противника и вынуждены были залечь. Первым пришел в себя командир 9-й роты капитан Аба Гроссман. Встав во весь рост, он повел своих солдат в атаку. Гроссман, инженер-текстильщик из Каунаса (образование он получил до войны за границей, кажется, в Бельгии), отлично владевший основными европейскими языками, большой любитель пошутить, умел увлекать людей, и те смело шли за своим командиром в бой. Вот и сейчас за ним поднялась вся рота, а за ней – весь наш батальон. Конечно, дело, как всегда в подобных случаях, дошло до рукопашной, обе стороны понесли потери, но наши ребята были более энергичными и сумели выполнить поставленную задачу, захватив несколько десятков пленных и даже экипаж немецкого “Тигра”.

После завершения боев под Шауляем Виленскис посетил Каунас. Вот, что он пишет: “Там я узнал о действиях немцев в Каунасском гетто, прежде всего – о так называемых “акциях” в 9-ом форте, где было расстреляно много евреев. Особенно страшно было, когда рассказывали о гибели детей. Из моих родных и близких практически никого не осталось…

…Я вернулся к себе в батальон и рассказал своим офицерам (среди них было немало евреев) об увиденном и услышанном. В конце рассказа я заметил, что немцев вообще не следует брать в плен. Мои подчиненные фразу приняли буквально, как приказ, который стали выполнять безукоризненно. Какое-то время все шло нормально и без особых инцидентов. Но как-то об этом узнали за пределами нашей дивизии, и многие офицеры после возвращения из госпиталей стали проситься в “батальон, где немцев не берут в плен”.

Конечно, был скандал, и запахло военным трибуналом. Дело удалось замять, ведь недаром Виленскис родился под счастливой звездой.