Глобальное  мироздание зиждется на принципе справедливости, то есть поощряемости добрых поступков и наказуемости им противоположных. Примером тому служит глава «Ваэтханан», которую мы изучаем на этой неделе (в переводе с иврита – «И умолял я»), где Моше делится с народом личной бедою: «И умолял я Господа… Дай перейду я и посмотрю на эту землю добрую, которая за Ярдэйном, на эту гору прекрасную и на Лыванон…».

            Что же особенного произошло, что лидер Поколения пустыни вынужден просить Всевышнего пустить его туда, куда он целых 40 лет шествует во главе еврейского народа, выполняя святую Б-жью волю?

            Из предыдущих глав известно, за что Моше лишен права войти в Святую Землю. Тогда зачем ему делиться с соплеменниками своим горем, не приведет ли это к снижению его авторитета?

Ни в коей мере. Моше преследует педагогическую цель: подчеркнуть на собственном примере, что все Законы Б-жьи требуют неукоснительного соблюдения, иначе наказание неотвратимо. И в самом деле, кому из собравшихся здесь евреев (а каждому слову Моше внимают практически все обитатели походного стана) не ясно, что уж если такой великий праведник, как их многолетний лидер Моше, наказан за невольную оплошность, как же осторожно и трепетно следует относиться любому другому члену общины к повелениям Всевышнего…

            Отдадим  должное Моше, прекрасно знакомому с природой человека и мотивами его поведения. Он рад за свой народ, которому остается буквально шаг на пути к Стране Обетованной, но вместе с тем опасается, что его соплеменники, у которых масса достоинств, имеют существенный недостаток: не очень хорошую память на свое историческое прошлое, и могут сойти с истинного пути.

Поэтому  пророчески предостерегает: «Берегите же души ваши, так как вы никакого образа не видели, когда говорил вам Господь у Хорэйва из среды огня, Дабы вы не развратились и не сделали себе изваяний, изображений какого-либо кумира в образе мужчины или женщины, Изображения какого-либо животного, что на земле, изображения какой-либо птицы крылатой, которая летает под небесами, Изображения чего-либо ползающего по земле, изображения какой-либо рыбы, что в водах, ниже земли; А то взглянешь ты на небо и увидишь солнце и луну и звезды, все воинство небесное, и прельстишься, и будешь поклоняться им, и будешь служить им, которыми наделил Господь, Бог твой, все народы под небом». Дварим, 4; 15-19.

            На этом пути нас подстерегает немало трудностей. И первая из них – самоуспокоенность, когда кажется, что мы уже достигли таких успехов, что впору менять, «осовременивать» и приспосабливать к нынешним нуждам законы и правила, полученные нашими предками тысячи лет назад в Синайской пустыне.

            Эти законы незыблемы. Для нас вчера и сегодня – предыстория достойного завтра, находящегося в прямой зависимости от того, как мы служили Всевышнему, и все ли сделали, что было предначертано нам Небесами.

            Известна история встречи знатного правителя с нищим странником.

– Откуда идёшь? — спросил владыка. – Из ада, — ответил тот.

– И что же ты делал там? – Нужен был огонь, чтобы раскурить трубку, и я решил спросить, не поделятся ли жители ада им со мной.

– Ну, и как, взял огня? — поинтересовался вельможа.

– Да нет, тамошний царь ответил, что у них нет его. Я, конечно, спросил, как же так? На что хозяин ада ответил: «Говорю тебе, у нас нет здесь огня, каждый приходит со своим собственным».

            Заботясь на земле, чтоб нас не поедал адский огонь на небе, мы сохраним себя и своих близких, не забывая, что двери общины всегда открыты.