Автор Леонид Радзиховский

Потухли яростные споры на тему «русская или еврейская революция». Никто с пеной на губах не перечисляет, сколько было среди наркомов нахамкесов, сколько собельзонов, никто не смакует еще более экзотические фамилии. Большинство населения, кажется, наконец-то приняло вывод, сделанный русским философом Устряловым 100 лет назад: «И если даже окажется математически доказанным, как это ныне не совсем удачно доказывается подчас, что 90% русских революционеров (однако хватил! — Л.Р.) — инородцы, главным образом евреи, то это отнюдь не опровергает чисто русского характера движения. Если к нему и прикладываются «чужие» руки, — душа у него, «нутро» его, худо ли, хорошо ли, все же истинно русское — интеллигентское, преломленное сквозь психику народа». По сути дела, в этих словах о «чужих руках» и русской душе Устрялов впервые дал вариант знаменитой впоследствии формулы Сталина о том, что большевизм соединяет «русский революционный размах и американскую деловитость». Где же он «американцев» — то раскопал? Думаю, что Сталин просто закодировал как раз евреев — и тогда, действительно, все встает на свои места…

 

Представители еврейского рабочего союза «Бунд» на демонстрации, март 1917

 

И еще одна цитата из Устрялова, прямо идущая к делу именно сегодня: «Не инородцы-революционеры правят русской революцией, а русская революция правит инородцами-революционерами, внешне или внутренне приобщившимися «русскому духу» в его нынешнем состоянии…»

 

Вот этот момент имеет самое прямое отношение уже не к протухшим спорам о «еврейско-большевистской революции», а к самому горячему спору дня сегодняшнего — об «исламско-террористической мировой революции».

 

В самом деле, если сравнить, что говорили сто лет назад и сегодня, сходство поражает.

 

Маленький, южный, черный, жутко активный, чужой (а следовательно — неприятный, а неприятно-активный означает уже — опасный, страшный), с непонятным языком и верой, агрессивный народ «лезет». Причем не просто мирно лезет в коммерцию, в политику — нет-нет. Самое ужасное — это их методы. Террор! Открытый террор против русского государства! При этом они (с помощью частично подкупленной ими, частично просто идиотской демократической прессы), не устают выставлять себя «невинными жертвами» русского правительства! А бедные жертвы-то в Москве и Петербурге расхватали самые лучшие квартиры, дома, банки… Действуют же они в международном масштабе, опираясь и на своих соплеменников, и на «демократическое общественное мнение» Европы и США. Именно это «западное общество» вместе с русской интеллигенцией гирями висит на руках и ногах правительства, не дает дать террористам настоящий русский ответ.

 

Я воспроизвожу «точно по тексту». И найдите хоть одно отличие между тем, что тогда говорили про евреев, а сейчас про «кавказцев»!

 

Так что же мы сегодня переживаем с «мусульманской революцией» — все ту же драму непонимания и неприятия чужого, как тогда русское (да и не только русское) общество с евреями? Если так, то волноваться абсолютно не из-за чего, все перемелется, мука будет. Россия (шире — западно-христианский мир) постепенно ассимилирует чеченцев (шире — мусульман), страсти, в том числе и террористические, мирно улягутся, а в итоге этой ассимиляции общество только обогатится элементами чужой культуры.

 

Я много думал над этим и вот какими мыслями (конечно, далеко не «окончательными») хотел бы поделиться.

 

Во-первых, и этот вроде бы «благостный» прогноз, на самом деле очень грозный. Вспомним, через какие реки крови в XX веке пришлось переплыть России и Европе, евреям и христианам, чтобы с огромным трудом с грехом пополам все-таки произошла культурная ассимиляция евреев, реальное уравнение их в правах и чтобы к нам самим пришло ощущение, что мы — неотъемлемая часть того общества, в котором живем. А что касается снятия психологического антагонизма, так он и сегодня далеко не снят, антисемитизм (бытовой) вполне себе жив, хотя, конечно, по накалу сравнить его с началом XX века невозможно.

 

Во-вторых, между «еврейским» и «мусульманским» вызовами России есть огромная разница. Евреев в России было в начале XX века около 5-6 миллионов, мусульман в РФ сегодня — не менее 30-40 миллионов! Это тот случай, когда количество переходит в качество. Евреи, сколько бы «руководящих постов» ни заняли, все равно были обречены на растворение в русском море, про мусульман так совсем не скажешь.

 

Дальше. Евреи в начале XX века были действительно лишены всех гражданских прав. Они и боролись за получение этих прав, а как только их получили, стали яростными патриотами той же Советской власти (в 1920–30-е годы). Мусульмане же и тогда, и тем более сейчас имеют абсолютно все права, и формально, и по существу (бытовая ксенофобия не в счет) — но «проблемы» в их отношениях с властью, мягко говоря, остаются. Значит, дело не в равноправии, а в чем-то другом?

 

Наконец, евреи даже тогда, при всех формальных запретах, мечтали войти в русскую культуру (Серов, Левитан, Мечников, Антокольский и т. д.). Дело не в громких именах, а в тенденции. Насколько я могу судить, у чеченцев такая тенденция не столь заметна.

 

И — самое главное. Устрялов прав: евреи или не евреи делали русскую революцию, но это была, начиная с 1905 года, революция русская, решавшая главные вопросы русского общества и государства, вопросы социальные, экономические, идеологические. А вот про ту «исламскую революцию», которой ныне «беременна Россия», так не скажешь — никаких «общерусских» вопросов исламские террористы (в отличие от еврейских террористов начала XX века) не решают. Скорее это выглядит не как внутрирусская революция, а как внешнее по отношению к России движение.

 

Каков же вывод? Не знаю. Но думаю, что полезно сравнивать, уже не в газетных статьях, а в более серьезных исследованиях, революционную ситуацию и террор начала XX и начала XXI века.