В.Бронштейн

Так получилось, что большую часть своей жизни я был равнодушен к нашим братьям меньшим. Но потом вдруг влюбился в жалкого маленького котенка, который двое суток плакал у моей двери и своего добился – стал полноправным членом нашей семьи, а я с тех пор весьма близко принимаю проблемы бедных животных, их страдания, вызванные людской черствостью и жестокостью. Так что, пройти безучастно мимо  полемики о том, как жестоки с животными дрессировщики, я просто не мог.

      …Инициатор темы, дрессировщик Владимир Дерябкин,  решил уйти из дрессуры. Его подопечных медведей «списали». Их не стало. В поезде он написал стихи: 

     

Опустели медвежьи клетки.

Нет в живых моих близких друзей.

Лишь на стенах, как росписи, метки

От медвежьих остались когтей…

 

Вот что рассказывает по этому поводу Игорь Кио:

«Когда я был ребенком, мы с мамой приехали на гастроли в Киев с цирком Дурова. В труппе у Владимира Григорьевича был дрессировщик Исаак Бабутин. Однажды он поссорились, и Дуров его уволил. А заодно списал своего старого слона, который потом попал в Киевский зоопарк. 

Бабутин тоже решил остаться в Киеве, устроился в зоопарк и доживал рядом с этим самым слоном…

Мама привела меня туда и сказала: пойдем к Бабутину, увидишь знаменитого дуровского слона. Бабутин встретил нас и привел в вольер. И тут он совершил ошибку: подошел к слону сзади. Хотя полагается всегда подходить к слону так, чтобы он тебя видел. Но у Бабутина были с ним такие домашние отношения, как с собакой или кошкой,  что он без страха подошел «с хвоста». А слон уже был стар, глуховат, не услышал шагов, испугался, схватил его хоботом и отбросил в сторону. Бабутин упал навзничь. Слон повернулся  и – я навсегда запомнил эту сцену – с ужасом увидел, кого бросил, с кем так обошелся! Он опустился на колени, стал трубить, качать Бабутина на хоботе, а затем принялся трюк за трюком исполнять программу, которую делал в цирке всю жизнь, – только бы вымолить прощение…»

Недаром символ дрессуры – крюк на конце стека, которым цепляют за ухо слона, чтобы он шел, куда следует. Крюк скрыт от зрителей бутафорской розой. Это символ жестокости профессии. Люди, люди…