В главе «Хукат» (на иврите – «закон»), которую мы изучаем на этой неделе, содержится странное установление-закон о рыжей корове. О нем и о инструкции к нему (по применению очистительного пепла) мы уже говорили в предыдущих годичных циклах изучения Торы, уделяя внимание кажущемуся противоречию: отчего пепел красной телицы (пара адума), обладающий драгоценным свойством очищать любого от нечистоты, сам делает нечистым каждого, кто принимает участие в его  приготовлении?

Даже гениальнейший царь Шломо (Соломон), о котором известно, что его мудрость была равноценна всей мудрости еврейского народа, «многочисленного, как песчинки на морском берегу», был вынужден обескуражено признать, что смысл закона о «красной корове» недоступен человеку. Этому не надо удивляться, так как 

подлинные титаны талмудической мысли считают законы Торы вне пределов нашего понимания, и требуют не столько стремиться постичь истину каждого, сколько совершенствовать себя в их неукоснительном соблюдении. Это и есть наш основной взгляд на четкие, но не всегда понятные требования Главной Книги, где сразу после закона про рыжее жертвенное животное следует сообщение о кончине старшей сестры Моше и Аарона, пророчицы Мирьям: «И пришли сыны Израиля, вся община, в пустыню Цин в первый месяц, и остановился народ в Кадэйше, и умерла там Мирьям и там же была погребена» (Бемидбар 20;1)

            В связи с тем, что Библия о пророчице Мирьям  рассказывает весьма скупо, Любавический Ребе за сведениями об этой великой женщине обращался к Талмуду и Мидрашу. Ее жизненную историю Ребе описал так:

«Мирьям родилась в 2361 году от сотворения мира (1399-й до н. э.), за восемьдесят лет до Исхода из Египта евреев. Отца ее звали Амрам, он был внуком Леви, третьего сына патриарха Яакова и родоначальника колена левитов. Мать ее по имени Йохевед была дочерью Леви. Йохевед была уже немолодой женщиной, когда у нее родился первый ребенок. Но радость ее была жестоко омрачена: именно в то время фараон усилил гонения на евреев. Новорожденную дочь назвали Мирьям, от слова «мар» – горечь.

«И повелел царь египетский повивальщицам еврейским, из коих одной имя Шифра, а другой Пуа. И сказал: когда будете принимать роды у евреек, то смотрите: если сын это, то убейте его, а если дочь, то пусть живет. Но побоялись повивалыцицы Б-га и не делали так, как говорил им царь египетский, и оставляли детей в живых».

По мнению еврейских ученых, «Шифра и Пуа» не были настоящими именами самоотверженных повивальщиц, о которых идет речь в этом отрывке из первой главы книги Исхода. Вот что говорит по этому поводу р. Шмуэль бар-Нахман в Мидраше Рабба: «Это были мать и дочь: Йохевед и Мирьям. И было тогда Мирьям всего лишь пять лет… она уже тогда ходила вместе с матерью и помогала ей и была расторопна».

            Когда  Мирьям исполнилось шесть, фараон издал указ «Каждого новорожденного сына бросайте в реку». Амрам, отец Мирьям, решил: зачем евреям рожать детей на гибель. Он развелся с женой, а так как был он главой старейшин, его примеру последовали все другие. И тогда Мирьям впервые проявила себя настоящей пророчицей.

           «Твое указание, – сказала она отцу, – более жестоко, чем фараоново. Ибо фараоново касается только мальчиков, а твое – как мальчиков, так и девочек. К тому же фараон – злодей, его указ может быть выполнен, а может – и нет. Ты же праведник, и твое указание будет выполнено несомненно».

Амрам прислушался к словам дочери. Для большей огласки он сопроводил свое возвращение к жене шумным торжеством, на котором больше всех радовались, конечно, Мирьям и ее двухлетний брат Аарон.          

…В талмудическом трактате «Сота» рассказывается, что в молодости Мирьям очень болела, и никто из парней не хотел на ней жениться. Наконец ее взял в жены Калев, сын Хецрона, один из руководителей колена Йегуды. Калев руководствовался правилом: «Беря жену, обращай внимание на ее братьев, ибо сыновья обычно походят на братьев матери». Ну, а братья Мирьям, Аарон и Моше, не вызывали никаких сомнений. Сын Мирьям, Хур, упоминается в Торе, когда он и Аарон поддерживали вознесенные в молитве руки Моше во время битвы с Амалеком. Тогда Хур был убит разъяренной толпой, требовавшей себе языческого кумира. От Мирьям произошел также царь Давид, основатель династии иудейских царей, к которой будет принадлежать и Машиах, будущий избавитель еврейского народа. Вот какой была наша пророчица, про уход которой повествуется в главе «Хукат».

Знание истории своих предков и всего, с ними связанного, поможет нем сберечь себя и своих близких, и помнить, что двери общины всегда открыты.