(не держаться за должность, как вошь за кожух)

***

              Когда от меня захотели избавиться в Белозерке, мне предложили на выбор четыре школы. Как говорится, одна другой лучше, только никто туда не хочет. 

 Приехал ко мне тогдашний заведующий районным отделом народного образования Коля Кравченко, помялся немного, а потом честно признался:

             -Ты уж прости, дружище, мне и самому это неприятно, но есть вот такое мнение – только пойми меня правильно – что тебе пора уходить из райцентра…

             -Почему? – упавшим голосом поинтересовался я.

            Коля на мгновение замялся, испытующе посмотрел мне в глаза, решая, стоит ли говорить правду, и, будто смахнув с себя невидимую тяжесть, четко пояснил:

             -Национальная политика, старик…  Секретарь райкома ставит вопрос так: в Белозерке три школы. И два директора из трех – евреи. Для небольшого райцентра это чересчур. Первый секретарь с ним согласен. Смотри дальше: директор школы №1 Печерский работает здесь уже 20 лет, ты – только 10, получается, идти надо тебе…           

             -Уходи, откуда гонят, и иди – куда зовут, – спокойно, тем же вечером, изрекла библейскую истину моя мудрая мамочка, и я вновь очутился в Велетенской средней школе.

              Поставил, правда, перед районным руководством несколько условий. О передаче части имущества моей райцентровской школы (с целью укрепления материальной базы) в Велетенскую. В том числе, грузовой автомобиль. На радостях, что ухожу добровольно, с этим охотно согласились. После двенадцатилетнего отсутствия я пришел в Велетень, как невеста с приданым.

 Прошли годы. Об этом переходе я ни разу не пожалел. Более того, по сей день благодарен райкомовцам: если бы не их стремление выжить меня из райцентра, вряд ли сегодня я бы сделал все то, что мне удалось сделать, распрощавшись, наконец, с сельским пригородным районом.

       Друзья сочувствовали: как же тебе, наверное, тяжело уходить из Белозерки, бросать школу, которой ты отдал десять лет жизни, да еще такую школу!

      И не верили, когда я говорил, что ушел без особых переживаний. Ведь я работал не на общественных началах, а получал за это зарплату, кормил свою семью. Слава Богу, мне всегда хватало разума не рассматривать себя – как неотъемлемое приложение к своему месту работы. И в словосочетании «я – директор школы» для меня, простите за нескромность, на первом месте все-таки «я», на втором – «директор» и только потом – «школы», как бы эгоистично это не выглядело.

  Конечно, о вкусах не спорят; людей, для которых собственная работа дороже собственной семьи, да и самой жизни, на свете немало. И, слава Богу – пусть трудятся себе так дальше, кто против. К делу, которое тебя кормит и держит на плаву, надо относиться серьезно, но без особого фанатизма. Чтобы не стать слугой у самого себя.