Пришла очередь показать наиболее явные приемы массового одурманивания, а в этом смысле разгосударствление прибыльных предприятий – вне всякой конкуренции, так сказать, явный нонсенс. Что же касается убыточных, то и здесь не все просто. Во-первых, многие из них до состояния банкротства были доведены преступным руководством искусственно, а во-вторых, поделимся с вами еще одним маленьким секретом: вы что,  всерьез считаете, что на убыточных предприятиях нечего спереть? Как бы не так! Разве нет там станков, другого оборудования – на тысячи и тысячи тонн металла! А в цене разного рода механизмов стоимость металла составляет 17%. И если нечестный человек возглавляет такое крепко лежащее на дне предприятие и не в состоянии ни возродить его, ни украсть целиком, то и 17% его стоимости – зато в свой карман! – любого устроит. Вот вам важнейшая из причин грабительского вывоза из страны металлолома. Но это – строго по секрету.

О борьбе местных властей с вывозом металлолома, с незаконными приемными пунктами металла, говорить можно много, а сказать – нечего. Все везде куплено и схвачено. Продажны все, от кого хоть что-нибудь зависит. Одним словом, коррупция.

Интересная деталь. Люди, впервые приехавшие в Украину, отмечают, что множество прохожих шагают по улицам, глядя себе под ноги. Причиной тому может быть всякое: и зияющие бездны от краденых канализационных люков, и кучки собачьих экскрементов, валяющиеся, минному полю подобно, повсюду.

Что глаз не отрываем от долу, имеет свои преимущества. Благодаря этому мы спокойны: не видим и не знаем, что и кому сейчас в нашем городе принадлежит. Ведь сегодня большая часть общественных зданий и сооружений, контор и трестов, магазинов и кафе, – уже не общенародная собственность.

 Собственно говоря, они и раньше считались твои, но тебе не принадлежали, зато нынче имеют конкретного хозяина. Конечно, строилось это все на народные деньги, за счет наших низких зарплат и наших родителей, но что уж тут говорить, наверное, мир так устроен, что одним везет больше, а другим – меньше. И если Там, в Вечной жизни, Господь Всемогущий, говорят, любит бедных, то здесь, на земле, все, кажется, наоборот. И выигрывают в ходе нашей приватизации исключительно те, кто имеет власть, возможность ближе подобраться к заветному куску – наши достойные руководители.

Пожаловалась недавно соседка, проработавшая всю жизнь, сколько ее мы  помним, в одной точке общественного питания в центре города. Сейчас она на пенсии, а в этой забегаловке, что хорошо известна многим херсонцам, трудится уже ее внучка.

Это предприятие общественного питания, как водится, уже несколько лет приватизировано. Старая картина. Сначала они акционировались, а затем, наверное, по какому-то странному совпадению, владелицей большинства акций – так называемого контрольного пакета – стала заведующая. Такая вот, удачливая на все, что плохо лежит, дамочка. Была заведующей – стала хозяйкой, бизнес процветает, а руководить ей помогает новый молодой супруг, который, по словам соседки, недавно избил ее внучку, застав за страшным преступлением: она занесла на пищеблок отходы с тарелок посетителей и съела несколько кусочков. У них, оказывается, это строго запрещено: все более-менее съедобное тут же опять идет в дело, в порции новым посетителям. Бил ее, мразь, и кричал: воровка!

Понимаете, не жена его, ловко присвоившая кафе, воровка, а несчастная, съевшая без спросу брошенное. Конечно, тема повторного обращения пищевых отходов – далеко не нова. Но чтобы за это бить девочку, сразу и не упомнишь…

      Впрочем, не будем торопиться обвинять новых хозяйчиков, сподобившихся находить то, что мы не потеряли.  Настоящая причина разграбления общенародной собственности в другом. Истина проста, как все гениальное. И вы об этом узнаете первыми. Она заключается в необычной, нигде в мире невиданной, архитектуре наших сел, поселков и городов. Конечно, нам снизу этого не видно, зато летчики знают, но почему-то молчат. Особенность наших селений заключается в том, что они построены как бы без центра. Окраины вроде есть, а центра – нет. По знаменитому украинскому принципу: моя хата с краю.

  Этот принцип позволяет все: говорить о счастье народном и при этом совершенно не считаться с народом, повышать цены как угодно и на что угодно, задерживать зарплату на месяцы и годы, отключать электричество в больницах, избегать заслуженного наказания – одним, и получать незаслуженные льготы – другим…

Моя хата с краю – это полное  равнодушие ко всему, что происходит не с тобой, а с другими. Не простое – а дурацкое равнодушие, позволяющее всем безобразиям, которые творятся поначалу с другими, в конечном счете бумерангом настигать нас. Умри ты сегодня, а я – завтра! – вот что такое моя хата с краю.