В.Бронштейн

 

 Продолжая тему приватизации, расскажу, как приватизировали магазин «Шахтер» в городе Угледаре Донецкой области. Из телепередачи. Продавщица, милая женщина средних лет, пожаловалась корреспонденту, что их магазин в свое время был акционирован коллективом, но почему-то (как и везде!) у директора магазина акций оказалось больше, чем у всех других, вместе взятых. Ну, здесь ничего нового нет, это мы уже с вами повсеместно проходили, но дальше она стала рассказывать более интересные вещи. Оказывается, директор-хозяйка постоянно требовала от продавцов указывать в конце рабочего дня не более трети выручки, чтоб сэкономить на налогах. И всплескивая руками, продавец добродушно замечает:

– Ну, директор – это для нас святое, мы, конечно, так и делали и лишних вопросов ей не задавали…

Но вот продавцы узнают, что директор  уже весь большой магазин приватизировала, а теперь готовит реорганизацию, то есть резкое сокращение персонала. Тут люди, наконец, просыпаются и начинают задавать ей вопросы. И искать на них ответы и в прокуратуре, и в налоговой.

Но директор сумела предупредить нежелательное для себя развитие событий. Она тут же рассчиталась и стремительно исчезла, попутно навесив на осиротевший без нее коллектив огромный долг по отношению к некой крутой фирме, продукция которой  якобы реализовывалась через этот магазин (хотя ее там никто не видел!).

Вот такие дела. Конечно, продавец  в своем телеинтервью кое о чем умолчала. Например, о том, что за утаивание выручки им, очевидно, директор что-то приплачивала. Так сказать, обеспечивала личный интерес. А теперь за эти копейки коллективу магазина предстоит серьезно расплачиваться. И магазин свой, считай, потеряли, да и нежданный долг, кажется, придется отдавать, иначе им, доверчивым, такой счетчик включат – мало не покажется. Кстати, весьма симптоматично этот рассказ завершила диктор, сообщив, что правоохранительные органы Донецкого региона на жалобы обманутого коллектива не спешат реагировать.

Ну и что, скажете вы, что же в этом сюжете особенного, разве не повсюду происходит такое же?

Не спорим, пути, методы и цели приватизации, в ее сегодняшнем виде, нам тоже во многом непонятны, вернее, как и всем вам, уважаемые читатели, понятны слишком хорошо. Другое дело, в этой истории есть одна, как говорят психологи, знаковая проговорка. Вы обратили внимание на слова продавщицы:

 – Все, что нам говорила директор, мы  без расспросов выполняли. За что же она нас так… Ведь директор для нас – это святое!

Вот эти слова как раз и являются главным фактором, обеспечившим возможность массового разворовывания страны.  Директор для нас – это святое! 

Ведь мы уже давно должны были научиться отдавать себе отчет в том, что все наши начальники, директора, командиры, председатели, министры и даже – страшно сказать! – сам уважаемый Иван Иванович – не святые, а обыкновенные люди со своими сильными и слабыми сторонами, достоинствами и недостатками, а это значит, если вам приказывают делать что-то не очень понятное или не слишком законное – то надо, непременно надо задавать вопросы и требовать четких пояснений, чтобы затем согласно своей гражданской совести решать: выполнять или нет.

Завершая, по сути, так и не начав, наш разговор о приватизации и ее гримасах, позволим себе отметить еще  один важный момент: что кроме слова приватизация, где мы уже с вами, пожалуй, ничего не можем изменить, существует в природе и другое слово – реприватизация, которое иногда приходит на смену первому. Хорошо бы не только с конфискацией, но и взятием под стражу некоторых умельцев. 

И… одно маленькое утешеньице, суть которого в словах: если утром вас обокрали – вечером можете спать спокойно: теперь вас уже никто не обворует!