В исторической судьбе нашего народа, на заре его становления случалось всякое. Соблазненные разными соблазнами, довольные трудом на чужих огородах, мы убивали свою песню, подвергаясь суровым наказаниям Всевышнего. Но каждый раз, вновь и вновь, Б-жьей милостью она оживала, как это происходит в главе Аазину (внимайте – в пер. с иврита), которая начинается громким обращением Моше, адресованным Небу и Земле, то есть  всему окружающему. Вот эти бессмертные слова:

«Внимайте, небеса – и буду я говорить,

 слушай, земля речения уст моих

 Прольется, как ливень, ученье мое,

 разольется слово мое, как роса:

 дождем – на травы,

 каплями – на траву».  (Дварим 32:1-2).

Мидраши повествуют, как это все происходило:

«Перед тем как начать песнь Аазину, Моше приказал небесам и земле: “Замрите! Не двигайтесь, пока я не закончу мою песнь!”

Небеса задрожали. Ужасающее смятение потрясло высшие миры из-за того, что человек осмелился посягнуть на движение вселенной.

“Моше, Моше, — раздался голос, — зачем ты вызываешь этот беспорядок?”

“Я приказываю небесам и земле остановиться, ибо я призову Имя Ашема. Поэтому воздайте честь нашему Б-гу!” — отвечал Моше.

При этих словах земля и небеса затихли и пребывали в таком состоянии до тех пор, пока Моше не закончил свою пророческую песнь. Счастлив тот человек, которому повинуется природа!».

    Накануне своего ухода в бессмертие Моше обращается ко всем с песней-мольбой, песней-предостережением, песней-пророчеством. Речь идет о выборе, который испокон веков стоит перед каждым евреем: между жизнью и смертью, добром и злом. И призыв его остается с нами на все времена – выбери жизнь!

    В еврейском понимании, выбрать жизнь – это выбрать Тору и ее заповеди. Ту Тору, которую Моше называет дождем и росой, то есть тем, что дает нам жизнь и обеспечивает ее. Говоря это, Моше ни на минуту не забывает, что его народ не всегда был крепок в вере, и с болью произносит слова, ставшие со временем пословицей: «И утучнел Иешурун, и стал брыкаться; утучнел ты, растолстел, разжирел; и оставил он Б-га, создавшего его, и поносил твердыню спасения своего» (Дварим 32:15).

    Здесь содержится психологически важный аспект: мы взываем к Всевышнему, когда находимся в бедственном положении и, наоборот, когда здоровы и всё у нас ладится, почему-то не спешим обращаться к Нему. Нам кажется, что все в наших силах и все нам по плечу. И это так и есть – но только до очередной беды. Недаром упрощенный взгляд на песню гласит:

            “Жизнь, как альбом с песнями, есть классные треки, а есть которые хотелось бы перемотать”.

            Песню нашей души, какие бы неприятные нотки сжимали иногда наше сердце, перемотать нельзя. И потому в субботу перед Судным днем, когда мы читаем недельную главу Аазину, надо решительно отречься от будничных забот, заглянуть себе в душу и поднять глаза к небесной обители Того, чьи законы заповедано исполнять, ибо они – жизнь.

    И хоть в Аазину Моше обращается к Небу и Земле, каждый из нас отдает себе отчет в том, что именно он главный адресат этой песни и должен беречь себя и своих близких, не забывая, что двери общины всегда открыты.