На этой неделе мы приступаем к изучению заключительной пятой книги Торы – «Дварим», нареченной нашими мудрецами добрым именем «Мишнэ Тора» (т.е. повторение Торы). Где великий кормчий Поколения пустыни Моше, вошедший в мировую историю как Моисей, понимая близость завершения своего жизненного пути, не устает вновь и вновь разъяснять учение Всевышнего.
 
То, чем он занимается в эти дни, по сути, представляет собой итог его долгой жизни и завещание грядущим поколениям.
 
Конечно, завещания бывают разными, недаром сколько шуток звучит по этому поводу. Типа миллиардера, диктующего нотариусу:
 
— Моей третьей жене я оставляю ранчо во Флориде, домашнему повару Томсону – яхту “Кондор”, личному врачу Максвеллу —мои машины с гаражами, племяннице Джейн — сто тысяч долларов. А сыну Филу, считающему, что главное богатство — это здоровье, я завещаю свои старые кроссовки…».
 
Другое дело, ответственные люди, находящиеся в полном уме и понимании неотвратимости своего ухода, дающие близким последние наставления, которые, в связи с так называемым психологическим «эффектом завещания», многократно усиливают ценность и значение последних слов.
 
Принимая решение приступить к завершающему разъяснению Торы, Моше, прекрасно знакомый с психологией людей (а своего народа – в особенности!), рассчитывал на то, что, зная о его близкой кончине, сыны Исраэйля будут особенно внимательны и восприимчивы к его словам.
 
Знаменитый в еврейском мире Сифри (евр. “мой покров”, “моя защита” или “моя тайна”), левит из рода Каафа, сын Узиила (Исх 6:22), доказывает, что время перед кончиной является самым подходящим для общего предостережения детей и учеников (однако за личный грех следует укорять человека немедленно), по следующим убедительным соображениям:
 
• Человеку легче услышать один раз упреки и обвинения в грехах, и он чувствует себя не столь обиженным и обескураженным, как если бы ему говорили об этом изо дня в день;
 
• Человек, которого укоряют, не обидится на упреки умирающего, а воспримет их всем сердцем;
 
• Человек, к которому обращены упреки, не станет в свое оправдание обвинять умирающего в совершении таких же грехов. (Последний пункт представлен в соответствии с версией Ялкут Шимони).
 
Предполагаемый ход размышлений лидера Поколения пустыни приводит современный исследователь этой темы раввин Моше Вейсман:
 
«Моше думал так: “Перед тем как сразиться с могучими гигантами Сихоном и Огом и завоевать их царства, я не имел права упрекать сынов Израиля. Ведь они могли подумать, что я, понимая неизбежность поражения в битве, буду объяснять его нашими грехами. Теперь же, когда мы одержали победу, евреи без сомнения признают, что я упрекаю их ради их собственной пользы, и примут мои слова к сердцу”.
 
Более того, перед битвой с Огом и Сихоном Моше и евреев не покидала тревога, поэтому они не могли правильно воспринять, а он был не в состоянии должным образом передать поучение подобного рода.
 
И вот Моше вновь обращается к заповедям Торы и разъяснением их сути. И делает это не только на святом языке, но и, предвидя грядущий галут и роковое рассеяние, на семидесяти других языках мира, за что ему большое спасибо от будущих поколений!
 
Ведя речь о всеобъемлющем духовном завещании великого Учителя, позволю себе привести практический совет одного крупного предпринимателя, находящегося на смертном ложе, своему сыну-наследнику:
 
– Открою тебе свой главный секрет, ибо смерть моя уже близка, – сказал умирающий. – Всегда помни две вещи, благодаря которым я добился успеха. Во-первых, если ты что-то пообещал, сдержи данное слово. Чего бы это тебе не стоило, будь честен и выполни свое обещание. Это было моим принципом, на этом я основывал все свои дела, и поэтому я добился успеха. И второе – старайся никогда никому ничего не обещать!
 
Придерживаясь подобных правил, мы сбережем себя и своих близких и не забудем, что двери общины всегда открыты.